Желанный ребёнок. Рассказ. История из жизни

1970 год. Сентябрьский полдень у ЗАГСа Октябрьского района города Новосибирска. С букетом полураспустившихся астр стоит, нервно поглядывая на часы, Юрий. Ещё вчера они с Тоней договорились встретиться у входа и подать заявление в её обеденный перерыв. От проходной завода, где она работает, пять минут ходьбы. Только обед уже закончится через двадцать минут.

 

«Чёрт!» — сердится мужчина, — «Где её носит? Неужели забыла? Нет! Это невозможно! Что-то случилось…» Он вглядывается в силуэты прохожих, пытаясь разглядеть Тоню, но её нет.

Топчется ещё какое-то время, теребя ремешок часов на руке, и вздыхает. Наконец, глубоко, выдохнул, опустив цветы, как саблю у ноги и сорвался с места. Нервно помахивая букетом, словно авоськой, быстро направляется к телефону автомату. Уже в кабинке, шаря по карманам, в поисках «двушки», обернулся в сторону проходной – её нет.

Опустил монету, набрал номер. Длинные гудки больно вытягивают и без того натянутые, как струны нервы.

— Алло! – отозвался жующий женский голос.

— Здравствуйте… — растерявшись, начал Юрий, — Позовите пожалуйста, Тоню… — немного откашлялся и добавил, — Тоню Синичкину.

— А её нет, — быстро отозвались на том конце, — Вы разве не знаете?

— Что? Что я должен знать? – кричит в трубку Юрий, — Ну же, ну?

— Не волнуйтесь так… — опешила женщина, — Её полчаса, как увезла скорая… Она упала в обморок, прямо в кабинете… Мы сразу вызвали…

— Куда? – перебивает мужчина и снова кричит, — Куда её увезли?

***

Двумя годами ранее. Антонина и Юрий женаты пол года, но медовый месяц продолжается. Они чувствуют, что созданы друг для друга. Просто идиллия. Все мысли и желания совпадают, одно только их беспокоит – бездетность. Не то чтобы слишком большой налог начали платить за бездетность сразу после регистрации, но сам факт того, что жена не может забеременеть, несколько смущает обоих.

 

Особое внимание этому вопросу уделяет Фаина Марковна – свекровь. Она совершенно бесцеремонно спрашивала сына каждый раз, когда он навещал родителей.

— Всё в порядке, мама, — успокаивал её сын, вытирая пот со лба, смущаясь и раздражаясь одновременно, — Ну, что вы напали на Тонечку. Она старается… Надо подождать…

— Это кого она нам собралась родить, интересно? – выпучив глаза и размахивая руками, восклицает Фаина Марковна, — Слонёнка, что ли? Я извиняюсь, Юрочка, но мне кажется, нас обманули! Она не может иметь детей, а морочит тебе голову…

— Мама! – сердито обрывает сын.

— Хорошо, хорошо! – отмахивается женщина, — Только ты зря не женился на Вареньке. Сейчас бы уже и детей нарожали…

— Мама! – возмущается сын.

— Если тебе не нужны дети, — кричит мать, — То подумай о нас с отцом! Мы хотим нянчить своих внуков…

Регулярные нотации и укоры в адрес снохи дали свой результат, но не тот, что все ожидали.

Затырканная, униженная Тоня и без того корившая себя во всём, замкнулась. Она ощущала себя последнее время калекой, юродивой и прокаженной одновременно. Отношения в семье с каждым днём становились всё хуже и хуже.

Спустя год супружеской, но так и не давшей нужного результата жизни, Юрий и Тона развелись.

Антонина погрузилась в работу и окончательно поставила крест на личной жизни. «Кому я нужна, бездетная…» — терзает она себя, — «Ну и пусть! Буду жить одна».

Незаметно пролетела зима. Настал тёплый, благоухающий черёмухой и сладкими ароматами цветов май. Однажды, стоя вечером после работы на остановке, Тоню окликнули.

— Тоня! Ты? – воскликнул за её спиной Юрий. Она обернулась, — Тебя и не узнать, как похорошела… Здравствуй! Как живёшь?

— Нормально, — дёрнула она плечами, — А ты? Не женился ещё?

Мужчина грустно покачал головой и опустил глаза. Заметив на асфальте тяжёлые сумки, что стояли у её ног, оживился.

— Тонь, а давай провожу, — предложил он, нагибаясь к авоськам, — Давай, давай! Идём.

Он проводил Тоню до дверей. Долго смотрел в её глаза и шагнул в квартиру.

 

Так начались их тайные свидания. Свидания бывших мужа и жены. Тоня понимала, что это когда-то закончится, но им так хорошо вместе. «Если бы не его мамаша» — думала она, — «Так и жили бы семьёй… Эх! Жаль, что не могу ему родить!»

В конце сентября Тоня заметила странные изменения в самочувствии: тошнит по утрам, кружится голова, сонливость. Боясь спугнуть свою мечту о ребёнке, никому ничего не говоря, отправилась в больницу.

Пожилой доктор с суровым видом осмотрел Тоню, и сел выписывать направления на анализы. Она оделась, хотела его спросить, но от волнения перехватило горло. Молча села рядом у стола.

— Вот! – подал он стопку маленьких листочков, — Сдадите все анализы и запишитесь снова на приём.

— Доктор… — шёпотом спрашивает Тоня, — Что со мной?

— Вы беременны, — отвечает он, подняв очки, — Берегите себя… Отдыхайте, витамины… Что с вами?

Женщина зажала рот руками и рыдала. Её плечи тряслись.

— Ну, ну! – успокаивает он, — Вам нельзя волноваться. Я же сказал…

Уже вечером этого дня Тоня позвонила Юре. Он не поверил, долго переспрашивал и наконец, явился к Тоне домой. Они смеялись весь вечер. На завтра назначили встречу у ЗАГСа.

— Тонечка, ты же выйдешь за меня? – спрашивает он, улыбаясь, — Завтра! Завтра же подадим заявление.

— Да! – выдохнула Тоня, положив голову ему на плечо, — Как я счастлива…

***

Странно, но жизнь обязательно ставит преграды на нашем пути. Наверное, чтобы нам не было скучно…

Вот и в жизни Антонины появился порог, который ей предстояло преодолеть. Беременность протекала очень тяжело. Врачи запретили ей вставать с постели на весь срок беременности.

— Если вы конечно хотите сохранить вашего ребёнка, — поясняет доктор Тоне, — Придётся лежать и лежать… Так-то, детонька! Наберитесь терпения…

***

А в это время из деревни приехала двоюродная сестра Тони Люба. Её отправили родители: во-первых, помочь сестрёнке – бельё постирать, передачки носить в больницу, во-вторых, за квартирой присмотреть, а в-третьих, устроить свою жизнь в городе.

 

Люба девушка видная, по деревенским меркам. Пошла работать на тот же завод, что и Тоня, только в другой цех. Начальник цеха Кирилл Иванович — человек семейный и очень солидный, сразу выделил Любу.

Их тайные встречи начались уже через неделю, как Люба вышла на работу. Девушка надеется, что Кирилл поможет ей сделать карьеру, заработать денег. Ведь в деревне остались ещё два брата школьника, родителям тяжело. Кирилл действительно обещает Любе продвижение по профсоюзной линии, затем возможно попасть в завком. А там, просто рай: путёвки заграницу, дефицитные «шмотки». В общем, начнётся не жизнь, а сплошной праздник.

— Любочка, ты сама подумай, — говорит Кирилл, — Надо подождать… Я же не могу тебя сразу рекомендовать. Пусть, хоть несколько месяцев пройдёт. Всё будет!

— Ладно! – смеётся девушка, — Подожду…

Спустя несколько месяцев Люба призналась, что плохо себя чувствует, тошнит.

— Ты, что с ума сошла? – шипит на неё Кирилл, хватая за рукав и таща в подсобку, — Нас не должны видеть вместе. Ну, что хотела?

— Мне кажется… — начала девушка, влюблено заглядывая ему в глаза, — Я беременная. Тошнит, задержка…

— Что? – рявкнул на неё мужчина так, что та сжалась, — Этого ещё не хватало!

— Но… — захныкала девушка, — Мы же…

— Так! – командует он, озираясь по сторонам и шаря в нагрудном кармане пиджака, — Немедленно иди к врачу! Вот деньги! Сделаешь аборт!

Люба открыла рот и залилась слезами. Ей страшно. Она боится, что скажут родители, если узнают, и убивать ребёнка она не хочет. Кирилл ещё долго что-то говорит ей, толкая её в спину. Люба оглохла от своих эмоций. Всё внутри так кричало, что заглушало любые голоса.

Она едет в трамвае. В голове только одна мысль: «Только бы не забеременеть! Так не хочу делать аборт. И рожать сейчас не могу. Мы хотим пожить для себя…»

В коридоре больницы очередь. Вдоль стены сидят несколько женщин разного возраста, Люба последняя. Она с любопытством смотрит на женщину с огромным животом, что переваливаясь, проходит мимо. «Будут и у меня ещё дети!» — думает Люба, — «Только не сейчас! Господи, только не сейчас! Вон сестра Тонька, как страдает в больнице. Да! Мне нельзя сейчас беременеть. Нет! Хорошо бы всё обошлось…»

Её размышление прервала молоденькая девушка, что вышла из кабинета. «Совсем молодая», — думает Люба, — «Не боится аборта. Конечно мне придётся сделать аборт, если я… Но, господи, пусть я не беременна… Пусть я не беременна!»

 

Очередь движется медленно. Люба устала ждать. Встала, прошлась по коридору. Заметила на стене плакат с красивым розовощёким карапузам. «Я тоже рожу… потом», — думает она и молится, — «Только бы не сейчас! Только бы мне не забеременеть! О, господи!»

В кабинете врача после осмотра. Люба оделась и нетерпеливо смотрит на женщину в белом халате, что заполняет карточку. Потом врач подняла глаза на пациентку и задумалась.

— Всё в порядке? – спрашивает девушка, — Я не беременна?

— Нет! – подтверждает доктор, — Вы не беременны…

Снова повисла тягостная пауза, но Люба улыбается и облегчённо вздыхает.

— Вы не можете иметь детей! – оглашает врач приговор, — У вас патология… Возможно, если сделать операцию, но… Вы не сможете родить никогда.

Это известие оглушило Любу, словно мешком по голове. Она, конечно, молилась, чтобы не забеременеть, но это уже слишком.

Поделившись с Кириллом на следующий день своим горем, Люба услышала в ответ:

— Отлично! – повеселел Кирилл, подмигивая девушке, — Видишь, как всё хорошо складывается? – он хлопнул её по ягодице и добавил, — Вечером жди в гости.

«Хорошо?» — думает Люба, — «А, что хорошего, что у меня никогда не будет детей? Кому хорошо? Ему?»

 

Она, опустив голову, стоит на остановке, едет в больницу к сестрёнке. В пакетах чистые вещи для Тони. Снова задумалась: «Ещё вчера я жалела её – несчастная, Тонечка, уже больше полугода лежит в больнице. Ужас! Какая тяжёлая беременность! А сегодня я ей завидую. Да, завидую! Она родит своего мальчика или девочку, а я никогда…»

В положенный срок Антонина родила кареглазую, с чёрными кудряшками на макушке девочку. Её естественно назвали – Светой. А как иначе? С появление этого маленького чуда в семье, весь дом осветился её улыбкой и смехом.

Какое счастье – дети! Они всегда любимые и желанные.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.54MB | MySQL:65 | 0,361sec