Зеркало.

Старинное, в узкой посеребренной оправе, зеркало, наконец, заняло свое место над туалетным столиком. Дизайнер интерьеров, Ирина, удовлетворенно осмотрелась. Пожалуй, это был последний штрих в создании идеальной обстановки во французском стиле квартиры клиентки. Даша позвонила Ирине три месяца назад, попросив помочь в обустройстве жилья. Ирина с радостью согласилась.

Уточнив все требования, дизайнер принялась за работу.

Зеркало она искала довольно долго, пока, наконец, не увидела его, стоящим у одной из свалок. Брать вещи из мусора было не в правилах Ирины, но уж очень зеркало было хорошо, да и потом, можно было сэкономить деньги клиентки.

Ирина взяла салфетку и еще раз провела ею по аккуратной, изящной раме. Женщина кокетливо улыбнулась сама себе, подмигнула и тут почувствовала чей-то взгляд. Это было настолько четкое ощущение, что она оглянулась. За спиной никого не было. Ирина повернулась обратно и стала рассматривать комнату через отражение.

-Показалось… Нужно отдохнуть, сегодня слишком жарко!

 

Кивнув самой себе, женщина вышла из комнаты, на ходу набрав номер клиентки и сообщила, что квартира готова. Даша очень обрадовалась, поблагодарила дизайнера и обещала приехать сегодня же вечером, чтобы оценить проделанную работу…

…Стройный, холеный мужчина, в костюме времен балов и отчаянных дуэлей, внимательно и с коварной улыбкой рассматривал комнату. Это было то, что нужно. Помещение явно принадлежало женщине, все вокруг было изящно и изысканно. Жоффруа любил такие гостиные, был их частым гостем в прошлом. За что, собственно, и был наказан.

Любитель заводить романы и разбивать женские сердца, Жоффруа пользовался своим обаянием, легко находил общий язык с женщинами, особенно молоденькими, очаровывал их, развлекался, а потом бросал, найдя новый объект для своих утех. Мужья вызывали его на дуэль, но погибали сами, отцы проклинали его, пряча обесчещенных дочерей за дубовыми дверьми своих поместий, но Жоффруа все было ни по чем.

А потом молодому человеку не повезло. Он стал ухаживать за дочерью странного, нелюдимого старика, живущего в загадочном доме за высоким забором. Девушка, лишенная балов и прочих развлечений, сразу растаяла от романтических ухаживаний. Жоффруа долго играл с ней, манил, дразнил и любовался юным созданием. Но через полгода мужчине это надоело, он увидел на балу новую красавицу. Прежняя пассия была забыта. Бедная девушка плакала ночи и дни напролет. Ходили слухи, что несчастная повредилась рассудком.

Жоффруа уже и забыл о ней думать, как ему доложили, что старик пришел и хочет видеть обидчика. Глаза старика сверкали таинственным, красноватым огнем, губы дрожали,

А дальше все было, как в сказке.

Разозленный отец поднес к лицу испуганного Жоффруа зеркало. Его посеребренная рама отражала блики от зажжённых свечей.

-Ты причинил слишком много бед в этом мире! — зло прошептал гость. — Пришло время тебе уходить!

Молодой человек хотел выбежать за дверь гостиной, спрятавшись от гостя, но не успел. Зеркало как будто парализовало его, пригвоздило к месту, не давая пошевелить даже пальцем.

-Ты будешь навсегда спрятан в этом зеркале. Больше ни одной девушке ты не причинишь вреда. Ты будешь мучаться, видя их красоту, они будут прелестно улыбаться своему отражению, не замечая тебя. Но никогда, слышишь, никогда ты не выйдешь в этот мир, чтобы разбивать сердца…

Жоффруа исчез, пропал и старик. Вошедший слуга, осмотрев комнату, с удивлением отметил, что она пуста. Только на небольшом дубовом столике лежало невесть откуда взявшееся зеркало.

Слуга пожал плечами и удалился.

Прошло много лет. Зеркало путешествовало по миру, его продавали на аукционах, воровали и передавали по наследству. Старинная слюда отражала многих красавиц, но ни одна из них не знала, что с той стороны, из зазеркалья, наполненного магией, за ней наблюдает грустный молодой человек, которому было отказано в прощении. Он не старел, не жил. Он лишь чувствовал. Жалость к себе, злость на старика, зависть к тем, кто целовал все эти прекрасные изображения, которыми Жоффруа мог лишь любоваться через портал…

И вот теперь зеркало, проделав долгий путь, попало в квартиру Дарьи Орловой, тридцатилетней одинокой женщины.

Жоффруа с нетерпением ждал, когда же хозяйка, наконец, посмотрится в зеркало. Такое милое, изящное украшение интерьера могло принадлежать только столь же прелестной даме.

И вот в двери звякнул ключ, раздались чьи-то шаги, и в комнату вошла она.

Жоффруа прищурился, чтобы лучше рассмотреть ее. Он всегда разглядывал женщин, словно живописец картину, немного прищурившись, прикрыв один глаз и наклонив голову.

Даша в строгом деловом костюме быстро осмотрела комнату, позвонила дизайнеру, сухо поблагодарила ее за работу и вышла.

Молодой человек был поражен. Еще никто так не игнорировал свое отражение в зеркале, как она. Казалось, женщина специально избегала его, отводила взгляд,

Жоффруа пожал плечами.

-Ну, что ж. Заточение научило меня быть терпеливым! — мрачно подумал он.

Даша появилась только к вечеру. Расставила на полках какие-то безделушки, положила журналы и книги на столик. Никакой косметики, флаконов духов или украшений, а уж тем более любования собой.

Только утром она мельком взглянула на себя в зеркало, причесалась, поправила бейджик на блузке и исчезла.

Жоффруа только отрыл рот. Такой замученной, бледной и грустной барышни он не видел никогда. Ее словно бы “выключили” изнутри, оставив только работающую оболочку.

Это было странно, дико и очень печально. Неужели зеркало теперь будет отражать только эту женщину? Жоффруа загрустил.

-Ну, как тебе квартира? — сидя за столиком в кафе, Ирина внимательно рассматривала лицо Даши, чтобы уловить ее отношение в проделанному ремонту.

-О! Все прекрасно! Спасибо тебе большое! Мне все понравилось.

-А как тебе зеркало, то, что над столиком в гостиной? Оно очень хорошо вписалось туда, не правда ли?

-Зеркало? Ах, да. Ну, что ты! Всё чудесно.

Даша отдала Ирине последнюю часть оплаты, попрощалась и быстро вышла из кафе.

Ирина покачала головой. Такие женщины, как Даша, всегда заказывают нечто изящное и романтическое, но никогда не могут оценить это по достоинству. Их как будто заморозили, превратив в Снегурочек.

“Снегурочки” чувствовали, что пламя зовет их, пытались окружить себя чувственными, изящными вещами, но не давали волю сердцу, которое лишь одно способно сделать счастливыми обладательниц всего этого.

Даша много работала, мало бывала дома. Жоффруа видел, как она приходит уже поздно вечером, без сил опускается на диванчик, смотрит телевизор и пьет вино. Каждый день бокал красного вина был ее неизменным и единственным спутником. Как хотелось молодому человеку разделить с девушкой эти вечера, рассмешить и посмотреть, как она улыбается, удивить и смутить, заметив легкий румянец на щечках… Но он мог только наблюдать.

Однажды Даша пригласила в гости друзей. Жоффруа впервые увидел, как она разговаривает и смеется. Девушка показывала гостям интерьер, водила по комнатам, потом все сели за накрытый в гостиной стол.

Жоффруа уже давно привык к этим скучным застольям без полек и вальсов. Но здесь все было чрезвычайно печально.

Даша тяготилась обществом, хотя сама пригласила гостей к себе, она смущенно отвечала на вопросы, старалась не встречаться глазами с мужчинами. А потом с грустью наблюдала через щель в дверном проеме, как рослый красавец целуется с ее подругой.

Жаффруа увидел печаль, глубокую, как омут, как туман, который может разогнать только сильный, неожиданно налетевший ветер.

Даша не умела нравиться, очаровывать, она была слишком окаменелой. Жоффруа никогда не любил такой тип женщин, но сегодня, от нечего делать, а, может быть, повинуясь смутным велениям своей совести, он решил помочь хозяйке зеркала.

И Жоффруа начал действовать.

Проклявший его старик не подумал о том, что мир зазеркалья может пересекаться с реальностью во сне. Именно этим и воспользовался хитрый Жоффруа.

 

Даша легла поздно. Убрав со стола и помыв посуду, она еще долго что-то печатала на компьютере, просматривала какие-то бумаги, вздыхала и терла покрасневшие глаза.

Наконец, девушку, сидящую на диване, сморил сон.

…Она стояла на берегу моря. Даша сразу узнала это место. Недалеко домик матери с абрикосовыми деревьями, гроздьями винограда, свисающими с крыши беседки. Девушка глубоко вздохнула. Это было ЕЁ место, только здесь она становилась наивной, как ребенок, могла смеяться, становилась живой. За спиной послышались чьи-то шаги. Даша обернулась. По горячему песку шел мужчина. Расслабленная походка, красивый костюм, пылкий взгляд. Даша смутилась и хотела, было, уйти. Но тут незнакомец обратился к ней с вопросом, не знает ли девушка хорошее место для художественных зарисовок.

Даша указала мужчине на большой валун, неизвестно как оказавшийся на песчаном берегу. С него открывался потрясающий вид на пляж и море.

Мужчина благодарно кивнул.

-Извините, а как вас зовут? — крикнул он Даше вслед.

Девушка сделала вид, что не услышала вопроса…

Даша думала о незнакомце весь следующий день. Ей никогда не снились такие реалистичные сновидения. Женщина призналась себе, что мужчина ей понравится. Было в нем что-то очаровательное, дразнящее и легкое…

Они встречались каждую ночь. Жоффруа как будто открывал маленькую дверцу, шагал в сон своей хозяйки и учил ее быть женственно-прекрасной. Он случайно встречался с Дашей в магазине и у начальства, он защищал ее, испуганно стоящую перед директором, делая так, чтобы Даша сама начала ценить себя. Это было сложно. Женщина, как улитка, пряталась в раковину при любой возможности.

Сначала Жоффруа хотелось просто пофлиртовать с ней, затянуть в свои сети, подчинить, как всех других женщин в его прошлой жизни. Но что-то противилось этому. Он почему-то не мог лгать ей, искушая и пользуясь слабостью своей жертвы. Нет, только не с ней. Почему-то не с ней…

-Ты боишься меня? Почему ты всегда уходишь, как только я хочу взять тебя за руку? — спрашивал Жоффруа.

-Я не знаю, — Даша опускала глаза. — Да, наверное, боюсь. Потому что потом ты бросишь меня. Мне будет обидно, больно.

-Мужчины уже разочаровывали тебя?

-Да, к сожалению. Они ясно давали понять, что я не достойна их, требовали больше, чем я могла им дать.

-Они были не правы! — тихо отвечал Жоффруа и уносился куда-то далеко в свои мысли.

Наступил момент, когда Даша стала доверять мужчине из своих грез. Он не приставал, был мягок, всегда с уважением смотрел на нее, никогда ничего не просил.

Теперь она ждала каждую ночь, чтобы встретиться с ним. И он приходил. Только к ней.

Он всегда легонько пожимал ее руку при встрече, потом подносил ее пальцы к губам и целовал. Галантно и нежно…

-Даш? Что это с тобой происходит? Влюбилась, что ли? — удивленно спрашивали ее коллеги, привыкшие к вечно бледной и грустной сотруднице.

Она лишь таинственно улыбалась и пожимала плечами.

Даша становилась красавицей. Из куколки, слишком долго томившейся под листиком сирени, стала вылупляться прекрасная бабочка. Она тайком смотрела на себя в зеркало и замечала очарование глаз, густоту ресниц, выразительный изгиб бровей. Довольный Жоффруа любовался девушкой из своего укрытия, ожидая очередного сна. Он уже так привык к их встречам, что не мог представить себе жизни без них. Мужчина влюбился. Сильное, правдивое чувство заставило его измениться. Из нахального ловеласа он превращался в осторожного, внимательного возлюбленного, берег свою избранницу, восхищался ею, забывая о себе. Раньше было не так…

Метаморфозы, взаимные влияния, преображения двух людей, которые были знакомы друг с другом лишь во сне, заставляли купидонов отчаянно качать головами. Нет ничего более ужасного, чем влюбиться в образ своего воображения! Даше был нужен реальный мужчина, из плоти и крови. И один из озорных купидонов натянул тетиву лука. Цель была поражена. Даша познакомилась с молодым человеком.

Жоффруа с удивлением стал замечать, что Даша все позднее и позднее приходит домой. В руках у нее были цветы, а на губах играла улыбка. Он не решался спросить ее о происходящем. Но вскоре Даша привела Константина к себе домой. Они пили чай и весело болтали. Жоффруа смотрел на них из зеркала. В груди узника зарождалось новое, острое и колючее чувство ревности.

Константин не оставался на ночь. Даша закрывала за ним дверь, а потом долго махала в окно, провожая возлюбленного взглядом.

Как-то, уснув, она вновь встретилась с Жоффруа. Он был печален. Она почему-то сразу поняла, что он всё знает. Ей тоже стало грустно.

-Ведь мы не можем оставаться друзьями? — тихо просила она, перебирая в руках подаренные цветы.

Он лишь замотал головой.

— Значит, нам нужно расстаться? — она боялась, что он ответит утвердительно. Но другого выхода не было.

-Да, я думаю, так будет лучше…

Он первый раз расставался так, как будто все внутри сжигает раскаленное железо. Боль и ощущение безысходности постепенно заполняли все сердце. Теперь он обречен наблюдать за счастьем той, которую полюбил сам, впервые испытав это всепоглощающее чувство.

Да, старик придумал для него самое тяжелое наказание, заточив внутрь зеркала…

 

Даша же испытывала лишь легкую, светлую печаль. Она теряла друга, который изменил многое в ее жизни. Но он был всего лишь сном, духом и фантазией. На земле же ее ждал настоящий мужчина…

Измученный Жоффруа нашел только один способ избавить себя от мучения быть свидетелем чужого счастья. Кто-то должен разбить зеркало. Тысячи осколков разлетятся по комнате, освободив душу Жоффруа. Он искупил свою вину, изменился, проснулся от сна, научившись давать, ничего не требуя взамен. И достоин избавления от вечной тюрьмы…

Зеркало разбилось совсем скоро. Константин решил перевесить его чуть повыше, но слабо вбил в стену крючок. Найденное когда-то Ириной украшение в посеребренной оправе соскользнуло на пол и исчезло, превратившись в блестящие кусочки. Освобожденная душа взмыла вверх, унося с собой тайное, светлое чувство.

А когда Даша вернулась домой, Костя, встретив ее, слегка пожал протянутую руку девушки и поцеловал каждый палец любимой. Он сделал это так, как мужчина из сна…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.13MB | MySQL:68 | 0,368sec