Все отдали старшей сестре

— Свете нужны деньги. Поэтому, если хотите что-нибудь потом получить от нашего имущества, то сейчас выкупаете ее долю.

— Подождите. Получается, мы должны выкупать, а она получает просто так? Как-то не очень удачно это звучит.

— Не нравится – отказывайтесь. Или мы с папой в будущем все делим на вас троих, но вы в ближайший месяц выкупаете ее долю, или мы все оставим Свете.

 

В квартире три собственника. Папа, мама и Света. Так уж вышло, что ей досталась треть уже давненько.

— Сейчас купим ее долю, а потом все снова поделим на троих? – уточнила Ева.

— Наши с папой доли будете делить. Треть уже и так будет у вас.

Как удивительно все получается. Треть денег за квартиру Света получает сразу же, в этом году. Остальные двое платят ей. А потом, лет через сорок, делят остатки с той же Светой.

Ева кивнула. Не слишком уверенно, но кивнула. Маша встала и пошла к чемодану.

— Куда ты? – пошел за ней папа.

— Уезжаю, — ответила Маша.

— Серьезно?

— Да. Вы предложили вариант, а я отказалась. Какие вопросы? – Маша вспомнила, что половина вещей еще сушится после стирки. Надо бы их забрать. У нее есть прекрасная комната в общежитии. Там пока нормально. А потом видно будет.

— Ты не дослушала, — пришла и Ева, — Если мы откажемся, то квартиру продадут. А деньги поделят на троих.

— У вас ничего не будет, — добавила мама.

— Продавайте, — Маша не собиралась менять свое мнение.

На улице уже ночь, снег падает и падает без остановки. Чтобы добраться хоть до какого-нибудь транспорта, который уезжает из города, нужно искать способ. Такси в такое время у них долго ждать.

На первом этаже Машу догнала Ева.

— Постой, не так быстро. Они не шутят.

— Я тоже не шучу.

— Потом поздно будет что-то делать.

— Идем со мной, — неожиданно предложила Маша, — Идем. Ты разве не понимаешь, что происходит? Ей понадобились деньги, а мы с тобой просто способ получения этих денег. Мы все равно ничего и никогда не получим. Я уверена, что свои доли они потом перепишут на нее. Лучше уйти прямо сейчас, чем годами исполнять все, что нужно Свете.

— Я так не могу, — Ева пошла обратно, вверх по лестнице, — Слишком сложно все это.

А Маша открыла дверь, ведущую на улицу.

***

Ни разу у Маши не было сомнений в своем решении. Ей не нужны такие условия. Если Ева согласилась, то это ее личное дело. Маше такое не нужно.

Как часто люди ошибаются.

В полной уверенности пытаются что-то получить за счет других, но ошибаются. Ведь даже у самых терпеливых есть предел. Тот момент, когда человек не пытается уже всем помочь, а соглашается просто уйти, даже отказавшись от всего.

Маше пришло сообщение от Евы.

Просьба помочь с переездом. Только редкие сообщения и были в их общении. Причем без важной информации. Родители тогда сказали, чтобы Ева с Машей не общалась, если младшая дочь так поступила со Светой.

 

Квартиру не узнать. Здесь совершенно другой ремонт.

— Я же одна в итоге у нее долю выкупала. Как и мебель потом покупала, и все остальное.

— Чем ты занималась все эти годы?

— Моя работа и быт не поменялись. Все с ними.

— Можно? – Маша показала на закрытую комнату. Ева кивнула. Когда-то в этой комнате они жили вдвоем. Сейчас тут что-то похожее на кабинет с множеством книг.

— Ты оказалась права.

Маша вообще не поняла, о чем речь.

— Ну, с квартирой и долями, — сказала Ева, — Как только я закончила выплачивать кредит за ту треть, что выкупила у Светы, мама с папой переписали на нее свои доли. На все мои вопросы ответили, что не помнят таких условий. Все было так очевидно. Я “вышла в ноль”. Получила обратно деньги за треть при продаже.

Потянулись долгие дни. Женщины постепенно собирали вещи. Что-то раскладывали по пакетам, что-то сразу выкидывали. Надо было успеть, потому что новые владельцы тоже хотели поскорее заехать.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.5MB | MySQL:60 | 0,336sec