Вернуть бабушку домой

— А вы в паспорте её посмотрите, там же есть адрес, — обратилась медсестра приёмного отделения к мужчине, который привёз бабушку в больницу.

— Н-да, — мужчина взглянул на старушку и спросил, — документы у вас с собой?

Бабушка посмотрела на мужчину, потом на медсестру и стала открывать сумку. В этой сумке были, кажется, все документы, что имела женщина. Она, словно в картотеке, перебрала тонкими, сухими пальцами бумаги и вынула паспорт.

 

Мужчина перевёл взгляд на медсестру и сказал:

— Ну, я поехал.

— Куда? А если что с ней случится?

— Так я её не знаю, увидел на улице, что упала и вот, к вам привёз, стонала сильно, может, ударилась.

— Раз привезли, дождитесь результата хотя бы, вдруг вы её сбили, а она не говорит ничего.

— Чего? Знаете что! — мужчина развернулся и пошёл к двери. В дверях остановился и, повернувшись, посмотрел на женщин. Молодая смотрела осуждающе, пожилая — с тоской и мольбой в глазах.

— Только полчаса, не больше, у меня смена скоро.

Медсестра улыбнулась и оформила бабушку очень быстро.

— Народу мало. Я её быстро доктору покажу и выйду к вам, дождитесь.

Мужчина недовольно крякнул, но расстегнул куртку и сел в зале ожидания. Через двадцать пять минут, медсестра вывела бабушку под руку в коридор и, поставив перед мужчиной, сообщила:

— Ничего страшного, всего лишь растяжение. Рекомендации ей доктор выписал, вы уж не бросайте её, она телефонов никаких вспомнить не может, до дома довезите, пожалуйста, тут недалеко, всего две улицы.

Лицо мужчины начало меняться, тогда медсестра отступила и быстро ушла.

— Где живёте? — спросил мужчина, но увидев в руках бабули паспорт, взял его и открыл страницу «Место жительства».

Добираться и, правда, было недалеко, поэтому мужчина, схватив старушку под руки, поспешил с ней на выход.

— Домчу, бабулечка, до дома, быстро, с ветерком, не волнуйтесь.

У подъезда бабуля долго копошилась, здоровалась с женщинами, сидящими на лавочках. Те спрашивали у старушки, как дела, как здоровье. Она отвечала.

Мужчина торопил. В подъезде женщина шла неторопливо. Здесь ей была знакома каждая щербинка на ступеньке, каждая вмятина на перилах. «Ах. Новая», — подумала старушка и провела по новой ямке сухими пальцами ещё раз. А когда поднялись на второй этаж и встали у двери, старушка заявила:

— Спасибо большое, вы идите, я уже дома.

Мужчина так обрадовался, что хотел было бежать, как дверь квартиры отворилась, и пожилой мужчина неожиданно спросил:

— Вам кого?

 

Странности продолжались.

— Так, бабулю вашу привёз, упала она на улице, в больницу свозил, сказали ушиб. Забирайте, мне уже пора бежать.

Пожилой мужчина переключился на старушку, и мужчина решил больше не вдаваться в подробности и сбежать, что и сделал.

— Вы кто?

Старушка опустила глаза и подала трясущейся рукой паспорт.

— А, вы Евдокия Семёновна, вы жил здесь до меня?

Старушка кивнула.

— Понятно, заходите, сейчас разберёмся.

На кухне всё также привычно тикали часы, тот же стол и даже сервиз на месте, из которого пили чай в выходные всей семьёй. Евдокия Семёновна не смогла сдержать слёз.

Запах дома, её дома, всё ещё жил здесь, не выветрился. Всё так же висели выцветшие жёлтые занавески в цветочек. Даже герань стояла на привычном месте. Засохшая как старушка.

— Вы, знаете, я бываю в квартире набегами, купил, потому что дети сказали, что надо обеспечивать себе достойную старость. Даже ремонт не успел ещё сделать, хочу квартирантов пустить, — рассказывал мужчина, поставив чайник на плиту.

Старушка вопрошающе посмотрела на мужчину.

— Дорого сдавать планируете?

Мужчина пожал плечами.

— Не думал ещё. Вы, кстати, почему ничего не взяли, всё так и стоит, будто вышли в магазин.

— Дети не позволили.

— Как?

— Сказали, ничего не нужно, всё своё, на готовом будешь жить. А жить не получается. Сердце не лежит. Всё чужое: чужая кровать, которую убирают в шкаф на весь день и нельзя прилечь, только сиди на кресле: чужие кружки, в которых чужой чай… Даже сын стал чужим за эти годы. Нет, не обижают, что вы, уважают даже, — старушка посмотрела в глаза пожилому мужчине, — только неуютно мне, не то всё. И мне никак не привыкнуть и им хочется жить громко и весело, а тут я. Даже в больнице уже лежала, чтобы сменить обстановку и как-то разрядить всё, вот хотела снова лечь, не удалось.

— Эту квартиру продали, добавили и купили большую, так?

— Да. Внуку отдельную квартиру, женился, — тихо подтвердила старушка.

— Ясно.

— А адрес не сказали новый в больнице и этому мужчине почему?

 

— Не сказала… Прописки то нет, так меня и не вписали туда. А потом испугалась, что не примут, больница другая, не та, что я лежала. Подумала, не осмотрят, если адрес другой. А там уж понеслось, не успевала опомниться, как у квартиры оказалась. И так сердце защемило.

— А что. Хм. А живите-ка здесь пока. И присмотреть будет кому за квартирой. Очень даже хорошая идея! Кого попало пускать не хочу. Есть только условие.

— Какое? — спросила старушка, смотря в улыбающиеся глаза напротив.

— Квартплату платить в срок, вы тут и ЖЭУ и всё знаете, больше с вас денег не возьму. А условие простое — позвонить сыну и всё рассказать, он, думаю, беспокоится.

Конец.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.76MB | MySQL:72 | 0,365sec