Три счастливых дня

Антон листал ленту новостей ВКонтакте, ни на чём не задерживаясь. Он потёр уставшие глаза. Хотел закрыть ленту, но мелькнуло знакомое лицо. Рука застыла на мышке. Прямые длинные волосы, правильные черты лица, полуулыбка… Антон по диагонали прочитал текст. Реклама какой-то гостиницы. Открыл страницу девушки.

Рая Дунаева из города Белый. Вот так совпадение! Он ведь тоже родом оттуда. Антон посмотрел несколько снимков на её странице. Худенька, смешная Райка стала Раисой Дунаевой. Наверное, это фамилия мужа. Он снова посмотрел на снимок. Правая рука лежит на подлокотнике кресла. Обручального кольца нет. Разведена?

 

Антон вышел на балкон. Сейчас он жалел, что бросил курить. Столько лет прошло…

Смешная соседка Райка была младше его на три года. Ходила за ним хвостом. Куда бы он ни посмотрел, всегда натыкался на неё. Мальчишки во дворе смеялись, что малая влюблена в него. Он тоже посмеивался. В общем, не обращал на неё внимания. Но через два года она вытянулась, превращаясь в стройную красавицу с глазами цвета морской волны.

Парни наперебой ухаживали за ней, провожали из школы, приглашали в кино, на каток. Теперь он с интересом ловил её взгляды. Её равнодушие задевало Антона.

Ночью он спал плохо, ворочался, вспоминал тёмно-синие глаза. Хмурый Антон, не выспавшийся и помятый, пришёл на работу. Всё валилось из рук. Егор, его начальник и друг, спросил, что случилось.

— Слушай, дай мне три дня за свой счёт. Нужно домой съездить, – отведя взгляд, попросил Антон.

— С отцом что? – Забеспокоился Егор.

— Нет. Всё в порядке. Приеду, расскажу.
— Ну, что с тобой делать? Только три дня, не больше. – Вздохнул Егор.

— Спасибо! Ты настоящий друг, – крикнул Антон и бросился из офиса.
Он сразу поехал на вокзал и взял билет на ночной поезд. Дома маялся, ходил из угла в угол, торопил время, жалел, что не остался на работе. Казалось, стрелки часов издевались над ним, прилипнув к одному месту на циферблате.

Устав маяться ожиданием, поехал раньше времени на вокзал. Десять лет назад он сошёл с поезда, привёзшего его из маленького провинциального городка учиться в институт. Мама через два года умерла от рака. Отец горевал полгода, а потом женился. Антон больше не приезжал домой, хотя с отцом периодически перезванивались.

Антон лежал на полке в темном купе. Вагон мерно покачивало, колёса отбивали однообразный ритм на стыках рельс. На доли секунды в окно попадали брызги света уличных фонарей на проходных станциях, потом купе снова погружалось в темноту.

Он вспомнил, как мама заботливо собирала в пакет еду в дорогу: пироги с капустой и яблоками, жареный куриный окорочок. Он тогда представил, как откроет в вагоне ароматную курицу, привлекая внимание к себе других пассажиров, и решил, что ни за что не будет есть её в поезде. Но маму обижать не хотелось. Он с радостью ехал в новую взрослую жизнь. Яркие картины калейдоскопом мелькали в голове, вызывая лёгкое головокружение.

Вещи уже занесены в купе. Он с родителями стоит у вагона. Мама даёт последние наставления. Взгляд Антона метался по лицам других людей. И вдруг он заметил грустные глаза Райки. Подошёл к ней.

— Привет. Проводить пришла? – с важностью спросил.

— Вот ещё. Случайно тебя увидела. – Смутилась она.

— Ага. Случайно. Ты что, плачешь? – Он заметил влажную дорожку на щеке, но Райка отвернулась и вытерла слёзы.

— Антон! – позвала мама.

— Антон! – Райка вцепилась в его руку. – Я … Я люблю тебя. И буду ждать. Возвращайся ко мне.

 

Ошеломлённый её признанием, он не знал, что сказать.

— Антон! Поезд отправляется! – снова беспокойно и настойчиво крикнула мама.

— Мне пора. Я обязательно вернусь! – Бросил на бегу Антон.

Когда проезд тронулся, Райка пошла за вагоном. Люди толкали её, ругали, а она не отрывала блестящих от слёз глаз от его лица. Потом Райка бежала, стараясь успеть за поездом, а потом перрон закончился. Райка осталась там, в городе его детства.

«Зачем я еду? – спрашивал Антон себя. — Я еду не к ней, а навестить отца. Людям надо иногда возвращаться в прошлое, встретиться с ним, чтобы больше не тосковать, не думать: «Ах, если бы я не уехал тогда, моя жизнь была бы совсем другой». И не жалеть. Просто посмотрю, просто вспомню, чтобы без сожалений продолжать жить дальше», — уговаривал он себя, прекрасно зная, что это не правда.

Он сошёл с поезда ранним прохладным утром. Старые, с облупившейся краской дома, узкие тихие улочки. Он шёл пешком и вдыхал свежий запах просыпающегося города детства. Здание школы. Сердце не дрогнуло, не защемило от воспоминаний. А вот и его дом. В окне второго этажа горит свет. Он посмотрел на часы – семь часов. «Отец собирается на работу». И Антон ускорил шаг.

Обшарпанная, разрисованная ребятнёй входная дверь, со следами оторванных объявлений. Слабая лампочка под потолком подъезда, запах пыли, старых вещей и кошек. Дверь наверху открылась и захлопнулась, раздались шаги на лестнице. Антон остановился. Он знал, это спускается отец.

— Здравствуй, – сказал Антон, когда они поравнялись.
Отец кивнул и спустился на две ступени, только потом оглянулся.

— Антон? Антон! Почему не предупредил? – Он подошёл, и они обнялись. – К нам?

— Нет. Я хотел тебя увидеть. Вечером зайду. Пойдем, провожу до работы. Ты всё там же работаешь, в мастерской?

— А где же ещё? Как я рад, видеть тебя. Возмужал. Ты по делам приехал или просто так? – Отец беспокойно поглядывал на него.

— Так. Навестить захотел, соскучился. Ты постарел. Но выглядишь бодрецом.

Каждый дом, улочка, скамейки до боли знакомы. И почему не приезжал раньше? Ему казалось, что забытые, потерянные пазлы нашлись, наконец, и заняли свои места, собирая по крупицам в одно целое его самого.

Они отвыкли друг от друга, потому говорили много, избегали неловких пауз. Отец с гордостью представил сына другим механикам автомастерской. Антон с удивлением обнаружил, что всех их помнит.

Колокольчик тренькнул, когда Антон вошёл в просторный холл гостиницы. Девушка за стойкой смотрела, как он идёт к ней и приветливо улыбалась.

— Здравствуйте, свободные номера есть? – Антон оперся руками на стойку и широко улыбнулся.

— Есть. Одноместный? Заполняйте. – Она положила перед ним маленький листок.

Номер небольшой, но уютный, как в рекламе. Он принял душ с дороги. Потом пошёл в ресторан. Завтрак входил в стоимость номера.

Выходя из ресторана, Антон увидел её. Узкая серая юбка до колен, лодочки на шпильке на стройных ногах, сквозь тонкую шёлковую блузку просвечивает кружево бюстгальтера. Она кивнула девушке за стойкой и прошла к лестнице. Антон поднимался за ней, утопая в шлейфе её духов. Он задержался в начале коридора второго этажа, давая ей возможность открыть дверь. Только потом, когда она исчезла за дверью кабинета, пошёл дальше.

Он постучал, а сердце эхом отбило тот же ритм: тук-тук-тук.

— Войдите! – ответил низкий голос.
Антон потянул на себя ручку двери. От волнения руки дрожали. Рая стояла у стола и ждала посетителя.

— Вы ко мне? – сдержанно спросила она. По вздрогнувшим ресницам Антон понял, что узнала. – Антон? Какими судьбами? — Голос чуть дрогнул.

 

— Увидел рекламу отеля в ленте новостей и решил воспользоваться предложением и посмотреть, так ли тут хорошо, как ты рассказывала.

— Ну и как? – не смутившись, бесстрастно спросила она.

— Чисто, уютно, мило. Всё на уровне, – ответил в тон ей.

— Рада тебя видеть. Ты к отцу приехал? – Рая чуть приподняла уголки губ в полуулыбке. – Кофе?

— Нет, я только что из ресторана. А мы можем где-нибудь спокойно поговорить?

— А чем тебе кабинет не нравится? – Рая посмотрела на маленькие часики на запястье. – У меня есть час.

— Нравится, но будут звонить, отвлекать тебя. – Антон в присутствии Раи волновался, но старался не показать этого.

— Это да. – Рая улыбнулась и растопила лёд первых минут общения. — Что ж, пойдём. – Они вышли из гостиницы.

— До сих пор не верится, что ты приехал, – Рая не смотрела на Антона.

Они сидели на лавочке в сквере, недалеко от гостиницы, и разговаривали. Сначала робко, словно проводили разведку, а потом уже перебивали друг друга, делясь воспоминаниями, событиями текущей жизни. Антон узнал, что муж Раи умер, детей нет. Она окончила колледж по гостиничному делу, вернулась в город, уговорила власти отремонтировать старую гостиницу и возглавила управление ею.

— Ты надолго? – Рая посмотрела на Антона напряжённым взглядом, думая о чём-то своём.

— На три счастливых дня. Я обещал вечером к отцу зайти. Пойдём со мной. Одному мне тяжело. Как-то непривычно идти к родному отцу в гости.

Вечером они с Раей сидели за праздничным столом. Жена отца наготовила вкусностей, суетливо угощала их. Антон натыкался взглядом на вещи, ещё помнившие маму, отводил растерянно глаза. Рая отвлекала, о чём-то спрашивала, прижимаясь к плечу и наклоняя голову к самому уху. От запаха её духов голова Антона кружилась, мысли путались. Он рад был, что позвал её. Один не выдержал бы.

От выпитого вина настроение поднялось. Хотелось расцеловать отца, его жену и Раю, сказать, как он счастлив и жалеет, что не приехал раньше. Они оставили машину, и пошли пешком, хоть Рая не пила. У подъезда её дома неловко попрощались. Она не пригласила продолжить вечер, и он не стал настаивать.

В гостиницу вернулся абсолютно трезвым, очумелым от новых впечатлений. Уснул быстро и спал крепко.
На следующий день Рая куда-то уехала с утра, потом решала текущие дела, поговорить не удавалось. Они встретились в последний день, бродили по городу.

Антон ещё раз зашёл перед отъездом к отцу. Сразу от него поехал на вокзал. Слишком много хотелось сказать Рае. Но зачем? Надо разобраться в себе, успокоиться. Здесь хорошо, но Антон понимал, что перерос этот город, эту жизнь.

Уже стемнело, когда поезд отошел от станции, набирая ход. Он вглядывался в темноту, ожидая, что Рая выбежит из здания вокзала, побежит за вагоном, как тогда. Он бы сошёл с поезда. Сошёл бы?

Мимо мелькали деревья, слабо освещённые светом из окон вагонов. Напротив него, в купе сидела полная женщина, бросала подозрительные взгляды и всё теснее прижимала к боку свою сумочку. Антон вышел в коридор. От движения вагона занавески на окнах покачивались. «Вот и всё. Ещё можно всё изменить, посмотреть расписание, выйти на первой остановке и вернуться назад. Вот только, зачем?»

 

Дверь в вагон открылась, из тамбура ворвался грохот колёс по рельсам. Антон повернул голову и застыл от радости, удивления и неверия. В дверях стояла запыхавшаяся Рая. Антон бросился к ней, поезд качнуло, и он больно ударился плечом о железную перекладину, на которой висели короткие занавески.

— Еле успела. Я не могла вот так отпустить тебя. Вдруг ты пропадешь снова на десять лет? – По щекам Раи бежали слёзы.

— А я хотел сойти на первой остановке, чтобы вернуться. – И Антон верил, что так и сделал бы.

Кто-то из двоих всегда делает первый шаг. Они встретились, а дальше всё зависит от глубины их чувств, желания быть вместе и, конечно, любви.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.85MB | MySQL:67 | 0,362sec