Старое кресло. Рассказ.

Яблочный пирог, румяный, еще только-только из духовки, гордо лежал на круглом блюде с поблескивающими эмалью бледно-голубыми васильками по краям. В воздухе стоял чуть заметный аромат ванили и карамели, сок из начинки, прорвавшись кое-где сквозь тонкое тесто, пропитывал румяную корочку, делая угощение еще уютнее.

Аня ждала гостя. С Виктором они встречались уже довольно давно, но он никогда не был у нее дома. Каждый раз, провожая Анну до дверей подъезда, он надеялся, что их расставание не случится, захлебнувшись в чашке свежезаваренного кофе, бликах торшера и тихом урчании холодильника в коридоре. Но Аня не спешила. Встречи где-нибудь на улице, прогулки по суетливым, текущим людскими потоками улицам, душные залы маленьких ресторанчиков, втиснутых между офисами и магазинами… Так было проще. Не принадлежащая никому из них территория позволяла чувствовать себя свободно, не думать о прошлом, не бояться, что вот сейчас будет сделан очередной шаг, который усложнит все в десятки раз…

Теперь Аня все же решилась. Витя был таким заботливым, внимательным, смешливым и легким. Она стала больше доверять ему. Может быть, он, действительно, тот, кто дарован ей судьбой?…

И вот, как-то раз, когда сумрачный вечер уже переходил в промозглую, моросящую холодными слезами тьму, Аня пригласила Виктора к себе. Нет-нет! Конечно, не прямо сейчас! В субботу, к вечеру. Ей нужно прибраться, приготовить что-нибудь вкусненькое.

-Договорились! — чмокнул он Аню в губы и побежал на троллейбус. А женщина смотрела ему вслед, глубокий вдох, выдох. Хотелось окликнуть, вернуть, броситься в омут с головой. Но она не станет. Всему свое время!

До прихода гостя еще есть время. Пол часа, может, чуть больше. Виктор жил на другом конце города.

Аня, еще раз поправив салфетки на столе, довольно улыбнулась и присела в кресло. Вытянув ноги и положив их на низенькую, мягкую скамеечку, она закрыла глаза. Стало хорошо и спокойно, захотелось накрыться пледом и немного подремать.

 

Старое кресло, примостившееся за дверью, с массивными подлокотниками, мягкое сидение и высокий подголовник, было любимым местом отдыха Аниной мамы, Зинаиды Андреевны. Мамы не стало лет шесть назад, Аня привыкала жить одна, сама себе хозяйка в большой и такой пустой квартире. Отец уехал в Звенигород к родственникам, решив дать дочери возможность наладить личную жизнь. Аня старалась, но ничего не получалось. Вещи, мамины, родные, тянули ее к себе, заставляли подолгу сидеть вечерами в мамином кресле, вдыхая аромат ее духов, перебирать в руках бахрому накидки и вспоминать…

Отчасти именно потому, что Анины мысли часто были заняты такими воспоминаниями, она не могла открыть свою душу новым отношениям, позволить себе любить кого-то также сильно, как любила мать. В ее дом приходили люди, трогали вещи, а Аня ругалась, ревниво охраняя память от посторонних вторжений.

Но ведь Виктор не такой! Она, конечно, никогда не говорила с ним о Зинаиде Андреевне, но он должен сразу все понять! Он же особенный!

Дверной звонок тонким, переливчатым голоском возвестил о приходе долгожданного гостя. Пушистый мягкими лепестками букет роз, не слишком большой, чтобы смутить хозяйку дома, но и не слишком маленький, занял почетное место в изящной вазе на столе.

-Привет! Я не опоздал? А у тебя так тепло, да еще и вкусно пахнет! — Витя сгреб подругу своими большими руками и прижал к себе.

-Не опоздал, проходи. Да ты замерз совсем! Ну, кто ходит в тонкой курточке по такой погоде! — Аня засуетилась, дала тапочки, повесила мокрую от дождя куртку гостя на вешалку. — Проходи сюда. Я сейчас! — и побежала на кухню.

Мама всегда так делала, когда с работы приходил отец. Аня не замечала, как в этот момент становилась похожей на нее. Слова, интонации, движения — все становилось продолжением прежней хозяйки старенькой квартиры.

Витя медленно прошел в гостиную. Диван, телевизор, шкафы. Они мрачной стеной выстроились вдоль стен, делая и без того темную комнату еще чернее. Окна выходили на север, солнце заглядывало сюда довольно редко…

Аня гремела чем-то на кухне.

-Тебе помочь? — услышала она за спиной тихий голос. Витя стоял в дверном проеме, наблюдая за ней.

-Нет, что ты! Я сейчас! — но все же сунула ему в руки столовые приборы. — Иди, пожалуйста, не смущай меня.

Витя отнес все, что велено, на стол и, оглядевшись, сел в кресло. Оно оказалось маловато для такого рослого, широкоплечего мужчины. Было неудобно. Витя старался усесться и так и этак, сминая под собой накидку с длинной, кудрявой бахромой.

Аня вошла в гостиную, неся тарелки.

-Вить! Ты где? — за полотном открытой двери кресло было практически не видно.

-Да я тут. Пытаюсь угнездиться, не выходит. Какое-то неудобное кресло! Вот у нас в офисе…

Аня вздрогнула и оглянулась.

-Неудобное? Так не садись! — вдруг зло ответила она.

-Ты что? Обиделась? Извини…

Виктор растерянно смотрел на хозяйку.

-Просто не садись туда больше, — шепотом ответила она.

-Хорошо!

Мужчина пожал плечами…

…Виктор ушел поздно. Аня не стала оставлять его на ночь. Незачем было форсировать события…

…Они поженились через год. Виктор переехал в Анину квартиру.

-Ань, а давай ремонт сделаем? Все поменяем, обновим. Станет намного светлее! — Витя сидел за столом и пил чай. Его глаза уже бегали по комнате, продумывая, что бы сделать. — Можно кухню соединить с комнатой, можно мебель поменять, можно…

-Нет.

-Что «нет»? Стену ломать не будем?

-Ничего не будем делать.

-Почему? Ремонта здесь не было лет двадцать. Пора! Если ты из-за денег, то все нормально. Хватит на все!

-Я сказала «нет»! — Аня стояла в дверях, сложив руки на груди. — Здесь все останется так, как было. Как было при…

-Ань! Но времена меняются. Столько удобных вещей сейчас придумали! Да и шкафы эти такие мрачные! — Витя удивленно смотрел на жену. Он никак не мог понять, почему эта женщина, вроде бы передовых взглядов, с хорошим вкусом, так отстаивает пахнущую старостью обстановку своей квартиры.

-Нет, все здесь хорошо. Не выдумывай.

Злость на пришлого захватчика, ставшего ее мужем, постепенно поднималась внутри, заставляя каждую мышцу непроизвольно напрягаться. Это ее мир! Ее и ее семьи, и никто, даже Виктор, не имеет права разрушать его!

-Да объясни ты, в чем дело! Хотя бы светильники я могу поменять?

-Я сказала, что ничего не хочу менять. Что тут непонятного?

Она ничего не будет объяснять, просто будет упрямо твердить одно и то же. Он все равно не поймет. Мужчины никогда не понимают…

Витя вздохнул и обиженно вышел из комнаты.

Этот разговор как будто забылся, «замолчался» и стерся из памяти, спрятавшись под суетные, сиюминутные проблемы и заботы.

А через несколько месяцев Аню направили в командировку.

-Надолго? — Вите не хотелось отпускать жену.

-Я думаю, на месяц. Там производство открывают. Надо все проверить.

-Месяц??? А что, больше отправить некого, как только тебя? Откажись!

-Витя, не злись. Зато заплатят, да и повышение обещают. Я согласилась именно поэтому.

-Нам, что, денег мало? — Виктор хотел, было, еще что-то сказать, но только махнул рукой. — Делай, как знаешь!

В его голове родился план, и Анин отъезд был очень кстати.

Перед командировкой Аня решила навестить отца. Звенигород встретил ее первым снегом.

Посидели на маленькой, с выкрашенными в синий цвет стенами, кухне, попили чай.

-Ты что такая грустная, Аня? — отец внимательно следил за дочерью,

-Знаешь, я стала забывать ее, — тихо сказала Аня. — Я все стараюсь вспомнить ее лицо, а не могу. Она как будто растворяется, уходит. У тебя нет такого?

Аня подняла глаза на отца.

 

-Я как-то не думал об этом. Снится Зина мне иногда, смеемся вместе, что-то я ей рассказываю. А вот так, чтобы сидеть и вспоминать… Нет, редко я так делаю. Как-то не нужно мне. Не морочь ты себе голову, отпусти, оглянись по сторонам! Сейчас твоя жизнь идет, о ней и нужно думать. Муж у тебя, дети, небось, скоро родятся. Живи и радуйся!

-Я не хочу забывать, понимаешь?! Это предательство! Она так заботилась о нас, а мы теперь о ней и не подумаем?…

-Чушь все это. Мать всегда с нами. И правильно, что ты в командировку едешь, развеешься!

…-Папа тоже ничего не понимает! — обиженно думала Аня, сидя в электричке…

…Проводив жену в аэропорт, Виктор вернулся домой. Без Ани в квартире стало как-то совсем хмуро. Мужчина хотел посмотреть телевизор, но антенная, как назло, сломалась. В ванной потек кран, дверцы шкафов на кухне назойливо скрипели, каждый раз грозя отвалиться.

-Все! Пора делать ремонт. И Ане сюрприз будет. Она просто не понимает, как все можно хорошо сделать! Если особо не размахиваться, то месяца хватит!

Работа шла полным ходом. Квартира преображалась, как будто девушка, посетившая салон красоты. Витя был не новичком в вопросах ремонта, умел грамотно все продумать, выбирал именно то, что точно должно понравиться жене.

-Как дела? Что ты там делаешь? — Аня звонила по видеосвязи. Витя сидел на кухне, старательно отворачивая камеру от голых стен.

-Да так, чай пью.

-А почему эхо такое? Странно как-то!

-Проблемы со связью, наверное. Ты когда приедешь?

-Еще недели две. Я очень спешу, правда! Но, сам понимаешь, не все от меня зависит!

-Да, конечно, родная! Я очень жду, скучаю по тебе…

Они проболтали почти час. За окном повисла черная, унылая пустота.

-Ладно. пора спать ложиться! Целую.

-И я тебя…

А ночью Виктору пришло сообщение. Нашелся покупатель на всю мебель из гостиной. Шкафы, старенький круглый стол и, конечно же, кресло. То самое, «мамино»…

Приехавшие через день грузчики быстро освободили комнату от старой мебели. Кресло, скрипнув в последний раз, как-то покосилось и осело.

-Ничего! Я починю, все нормально! — покупатель махнул рукой и, отдав деньги, вышел из квартиры.

Все! Прошлое покинуло этот дом, оставив после себя лишь царапины на паркете, и стопки книг на подоконниках.

-Теперь все будет по-другому! Новая семья — новая жизнь! — Вите нравилось обустраивать их с Аней жилище….

Аня приехала через три недели. Витя, с цветами, в красивом, сшитом когда-то на заказ, костюме, встречал ее в аэропорту.

Аня, грустно ища его глазами, шла от кабинок паспортного контроля.

-С приездом, родная! Что случилось?

-Вить, они меня уволили! Представляешь, после всего того, что мы сделали! Мы им филиал практически с нуля организовали, а потом…

-Кто это «мы» и что потом было?

-Мы — это я и трое ребят, с которыми я ездила в эту дыру! А потом, Витенька, они просто прислали письмо, в котором уведомили, что грядет сокращение штатов.

Витя плотно сжал челюсти. Мускулы на лице напряглись. Он глубоко вздохнул. Было обидно! Не из-за того, что Анька теперь без работы, а просто потому, что с ней так обошлись…

-Ладно, не переживай. Разрулим. А, может быть, и хорошо, что ты уйдешь оттуда. Семья и командировки — это несовместимо.

Аня хмуро взглянула ему в лицо, потом вырвала из рук свою сумку и пошла вперед.

-Он ничего не понимает! Мужчины никогда не чувствуют то, что мы! — очередной виток мыслей заставил ее скривить губы, сдерживая рыдания. — Вместо того, чтобы защищать меня, сказать, что они там все не правы, он уговаривает смириться!

В такси супруги ехали молча. Оба смотрели в окно, провожая глазами легкие в своем сизо-зеленом наряде, чуть присыпанные снегом сосны, поля, накрытые ажурными слоями все того же, еще чистого, непорочно-белого снега, галок, кружащих в небе. Но ни один из них не заметил принарядившейся, словно невеста, природы, никому из них не хотелось, свернуть на проселочную дорогу, убегающую куда-то к лесу, остановить машину и, ломая ботинками хрусткий, словно вафля, тонкий ледок, оставить свою цепочку следов, сомкнуть ее в виде двух сердец, так, чтобы это обязательно заметили пролетавшие здесь «кукурузники». А раньше это было одним из счастливых моментов в их жизни…

Уже въехав в город, Виктор стал опасаться, к месту ли сейчас будет его сюрприз. Но обратного пути не было. Он помог таксисту вынуть багаж, расплатился и поспешил за Аней. Хорошо, что у нее не было под рукой ключей. Женщине пришлось ждать мужа.

-Знаешь, пока тебя не было, я постарался сделать тебе сюрприз, — Виктор остановился перед их дверью. — Надеюсь, тебе понравится!…

…Аня еще долго кричала на него, проклиная все то, что увидела в обновленной квартире. Выместить на муже свою злость, отчаяние и обиду было так легко! Он оказался мишенью, которая сама приближалась и замирала, чтобы стрелку было удобнее попасть в самое сердце.

-Как ты мог!? Это моя квартира! Слышишь? Моя! Ты разрушил мой мир, кто тебя просил?? — она перевела дух.

Сейчас особенно остро захотелось забраться в любимое кресло, вцепиться руками в подлокотники и просто выплакать все то, что не давало покоя.

А кресла не было. Точнее, было новое, в стиле лофт, оливкового цвета. Аня даже вспомнила, в каком магазине они видели его.

-Где моё кресло? — прошептала она. — Куда ты его дел?

Виктор, спрятав лицо в ладони, сидел за столом. Удары, не физические, а всего лишь слова, сыпались на него, причиняя боль.

-Продал. Хотел, чтобы у нас было все новое.

-Кому продал?

-Не помню.

-Ищи его телефон и убирайся из моего дома, слышишь?

…Муж ушел два часа назад. Аня ковыряла вилкой остывший ужин. А Витя старался, готовил, даже праздничную скатерть нашел…

Аня уснула, едва дойдя до кровати. Виктор прислал ей телефон покупателя старой мебели. Завтра она поедет к нему….

… Аня резко села, стараясь разглядеть стоящий в дверном проеме силуэт.

-Ты что натворила?

Голос женщина сразу узнала.

-Мама?

-Я уже сто лет мама. Ты зачем весь этот цирк затеяла? Витю выгнала!

Аня хотела встать, но боялась, что от ее движения мама исчезнет, рассыпавшись на тысячу пылинок, опять, как тогда…

-Мама! Я скучаю по тебе! — руки безвольно упали на колени.

-Девочка моя, ну, что ты? Столько лет прошло, а ты все горюешь. Ну, как же мне тебе помочь? — ласковые, чуть шершавые руки коснулись Аниной головы. — Я люблю тебя, ты знаешь. Я всегда рядом…

 

-Мама! Он все выбросил! Все, что напоминало о тебе! Я хочу тебя обратно, мама! Твое кресло, твой плед, твою чашку на верхней полке буфета, твои салфетки, те, что мы вязали крючком на даче!..

-Ну, тихо, тихо! Что ты! — Зинаида Андреевна бережно собирала волосы дочери, заплетая их в косу. Аня всегда любила эти неспешные, трепетные прикосновения маминых рук. — Разве дело в этих тряпках и досках? Ну, выкинул, с кем не бывает! Он же не знал. А все почему? Потому что ты не объяснила, ты никогда ничего не объясняла. Замкнешься в себе, и догадайтесь, мол, что случилось.

-Но, мама! Это был мой мир. А он его разрушил!

-Твой мир? Твой мир — это новое, свежее, молодое и яркое! Надо жить, а не трястись над моими вещами, словно историческими реликвиями! Да я, если ты хочешь знать, не любила эти шкафы в гостиной. Ненавидела! Мрачные, темные. Но других не было, жили, как могли. А ты придумала себе не ведь что! Кресло? Да «тьфу» на него! Еще трястись над рухлядью!

-Это была память, мама! Как ты не понимаешь? — Аня почти кричала, схватив маму за руку.

-Память здесь, — Зинаида коснулась груди дочери. — И здесь, в голове. И не нужно постоянно теребить, перетрясать свои воспоминания! В твоем сердце я живу до сих пор. и ничто это не отменит. Есть кресло, нет его — плевать! Ты детей собралась как растить? Им тоже нельзя было бы ничего трогать, а то бабу Зину спугнут? Правильно поступил Витя твой. Он мне нравится. А кресло не выкупай обратно. Там оно сейчас нужнее!…

Аня почувствовала на щеке мамин поцелуй. А потом за окном что-то грохнуло. Аня проснулась.

Комнату, неожиданно светлую благодаря новеньким обоям и мебели, заливали отраженные от чьего-то окна лучи солнца. За ночь ветер прогнал облака, выдувая причудливые узоры в их телах. Голубовато-сиреневое, морозно-терпкое небо падало вниз, отражаясь в стеклах, а потом, взлетев, разливалось полупрозрачным, акварельным пейзажем.

Аня сидела на кровати, не спеша оглядывая обновленную квартиру.

До встречи с покупателем мебели оставалось два часа. Аня набрала его номер и, извинившись, все отменила.

-Спасибо вам! Просто я долго искал именно такое, для матери. Наша мебель сгорела. Мы тогда жили в частном доме… А мама очень любила то кресло….

-Да, я знаю, вам нужнее!

Через час, приведя в порядок мысли, Аня ехала в метро. Она перестала быть рабой вещей, нужно теперь вернуть всех тех, кого она отталкивала, прячась за грудой старых деревяшек и выцветших салфеток. А еще научиться говорить, просто говорить о том, что чувствует, чего хочет. Это трудно, но она очень постарается, а Витя ей поможет…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.16MB | MySQL:65 | 0,414sec