Птичка

Наталья стояла на остановке одна, ее фигурку было видно издали. В субботу пришлось выйти на работу, и вечером пассажиров мало, так что автобусы между райцентром и поселком Стрытнево ходят крайне редко.

Женщина тревожно смотрела по сторонам. Было пустовато. Стоять на окраине одной стало боязно. Она вглядывалась вдаль, следя за узкой волнистой лентой дороги, тянущейся к остановке. Наконец подошел автобус. Абсолютно пустой. Это был привычный среди населения ПАЗ с зелеными полосками по бокам. Впереди надпись: служебный.

 

Двери открылись, и водитель, приподнявшись, разглядывал Наталью. – Садись, подвезу. В Стрытнево?

— Да, в поселок.

— Ну, так садись, как раз туда еду.

Наталья всегда ездила на обычных рейсовых автобусах, курсирующих по расписанию. А тут вдруг служебный. Она посмотрела на дорогу.

— Не дождешься рейсового, сняли с маршрута, сам видел, — сообщил водитель. – Да садись, не бойся, погода-то осенняя, замерзнешь.

Наталья устала стоять и душа рвалась домой. Ее поселок находился от райцентра всего в десяти километрах, оттуда она и ездила каждый день на работу.

— Ну, что, долго ждать? Говорю же, в поселок еду, довезу с ветерком, скоро дома будешь. – Водитель смотрел с улыбкой, — крупного телосложения, щекастый, с пухлыми губами, — выглядел добряком и радушным хозяином автобуса.

Наталья, хоть и сомневалась, все же поднялась по ступенькам: — Хорошо, спасибо, я заплачу, — и стала рыться в сумочке, присев на переднее сиденье.

— Конечно, заплатишь, бесплатно не вожу, — водитель дерзко подмигнул женщине, закрыл двери и тронулся с места.

Она увидела в зеркале ухмылку на его лице, он тоже смотрел в зеркало, стараясь поймать ее взгляд. Наталья мысленно успокаивала себя, ссылаясь на свою мнительность.

— Ну что, красавица, развлечемся? – Крикнул водитель и свернул на проселочную дорогу, ведущую в березняк.

— Э-ээ, вы чего это? Куда свернули?

Водитель по-прежнему ухмылялся, поглядывая на пассажирку. – А мы другой поедем дорогой, чтоб никто не заметил.

— Остановите, слышите! – Наталья соскочила с сиденья, ринулась к двери, стала бить по ней кулаком. Остановите немедленно, я выйду.

В ответ водитель расхохотался. – Попалась, птичка?! Сама села… терпи теперь. Будешь меня помнить…

Страх охватил женщину, когда ветви берез стали хлестать по окнам, автобус углублялся в самую гущу, спускаясь в низину. Она достала телефон: — Вот я сейчас позвоню, куда следует. — Водитель рассмеялся еще громче: — Как раз низина, то место, где связь не берет, разве что со спутникового звонить. Пассажирка в отчаянии кинулась к окну, открыв его и закричав: — Помогите!

— Не пытайся, не выпрыгнешь, не пролезешь, размер не тот, — водитель не переставал посмеиваться.

 

— Вы что, ненормальный, куда вы меня везете? Остановите, я деньги отдам, хотите, сережки сниму.

— А кольцо есть? – Крикнул водитель.

Она посмотрела на руки: — Нет кольца.

— Даже обручального?

Женщина растерянного смотрела на сумасшедшего водителя. И вдруг березняк закончился, и почти рядом появилась окраина поселка. Наталья даже не знала, что эта дорога хоть и в объезд, а тоже ведет в Стрытнево (живет здесь всего год, как переехала с матерью).

— Пожалуйста, остановите, — со слезами попросила она.

Автобус съехал на обочину, и водитель заглушил мотор. Повисла вопросительная тишина, водитель и пассажирка смотрели друг на друга. – Птицына, ты не узнаешь меня?

Наталья услышала свою девичью фамилию и еще больше растерялась. – Наташка, это же я, Серега Чемечев. Я тебя сразу узнал, хоть после школы и не виделись. Это же сколь лет прошло? Если мне сорок три сейчас, — он задумался, — ёлы-палы, почти четверть века. Неужто так изменился?

Наталья сидела изумленная, забыв, что минуту назад просила остановиться. Узнать Чемичева было почти невозможно, вот если только глаза прежние… ну да, присмотреться, так можно вспомнить. Но комплекция! От худосочного, молчаливого мальчика ничего не осталось, перед Натальей сидел мужчина крупного телосложения.

— Чемичев, ты что ли? Ты как тут оказался?

— Знакомый попросил подменить, народ развез, уже в гараж ехал, а тут ты на остановке. Я как остановился, так сразу понял, что это ты…

Наталья медленно поднялась, подошла к водителю, и, размахнувшись дамской сумочкой, довольно увесистой, со всей силы ударила водителя, он едва успел увернуться, удар пришелся по плечу. – Ах ты… негодяй… вот тебе…

— Перестань, больно же! Птицына, остановись, я же пошутил, разыграть хотел, — он потирал плечо, — ну вот, синяк будет. Огрела меня, как тогда в школе, портфелем… Да-ааа, Птицына, ты не изменилась, характерец тот же.

 

— А ты как был, олухом, так и остался, балбес, волосы уже седеют, а тебе все шуточки! – Наталья разгорячилась от злости, выплескивая негодование на водителя.

— Ну, все, ладно, говори адрес, домой отвезу.

— Не поеду я с тобой, пешком дойду.

— Да тут еще далеко топать, говори адрес. И вообще, ты же в райцентре жила, как тут-то оказалась?

— Не твое дело. Ты вроде тоже после армии в город уезжал… лучше бы не возвращался оттуда.

— Ну прости, Натаха, прости дурака, случайно получилось… хотел сразу сказать, а потом вдруг нашло чего-то…

— Дурь на тебя нашла… Ты понимаешь, какой я стресс пережила?

— Ну не обижайся, — он завел двигатель и тронулся с места, направляясь в поселок. – На какой дом укажешь, там и остановлюсь, должен же я как-то вину загладить.

Наталья шмыгала носом от обиды. Чемечева она хорошо помнила. С шестого класса он провожал ее домой, идя на расстоянии, заплетаясь ногами от неуклюжести. И так до самого выпускного. Наташа только посмеивалась, неуверенный, неприметный Чемичев не интересовал ее, — по крайней мере, она так считала. И все же привыкла к его «сопровождению». Иногда обернется – нет его. Станет как-то даже скучно. Потом вдруг появится из-за угла совершенно неожиданно, и Наташа снова заносчиво распрямит плечи и идет дальше, не оглядываясь.

— Вот здесь останови, — она указала на домик с зелеными воротами.

— А мужа не боишься? – Спросил Чемичев. – Хотя, ты не замужем ведь. Или разведена.

— Это ты с чего решил?

— Колечка-то нет.

— То же мне, логика… если кольца нет, то и не замужем что ли?

— Наташа, прости, скомканная получилась встреча. Я все-таки надеялся, что ты меня узнаешь и поймешь, что разыгрываю.

— Раздобрел ты, Чемичев, не узнать тебя.

— Это я от переживаний, наверное…

 

За калитку вышла невысокая, женщина. Седая голова была непокрыта, платок лежал на плечах. Она сощурилась, пытаясь разглядеть, с кем приехала Наталья.

Водитель вышел. – Валентина Ивановна, здравствуйте! Это я, Сергей Чемечев, одноклассник Наташи.

Женщина посмотрела на него подслеповатыми глазами. – Сережа… как же…помню. Неужели ты? Ой, ну, конечно, помню, как же не помнить… Сколько раз замечала: Наташа к подъезду подходит, а ты издали с портфелем стоишь, смотришь, и так столько лет…изменился, конечно. — Повернулась к дочери: — Зови гостя-то в дом.

— Он торопится.

— Ну, хоть чайку, или кофе…

— Мама, он не хочет, торопится человек.

Сергей замялся, вновь превратившись в стеснительного школьника. Валентина Ивановна попрощалась и скрылась за калиткой.

— Наташ, ну скажи, что не обижаешься на меня.

— Ладно, Чемечев, так и быть: прощаю.

Он облегченно вздохнул и на прощанье сказал: — А в попутки все-таки не садись. Никогда. И ни с кем. Кроме меня, конечно.

_____________________

На другой день под вечер у ворот Натальи появилась легковая машина. Водитель открыл заднюю дверцу и достал букет роз. – Решил все-таки окончательно загладить вину за твой испуг, это тебе.

Семь роз полыхали в руках Натальи алым цветом. – Ну, раз приехал еще раз, тогда может, и правда зайдешь? Дома мама. Дочка в городе, студентка пятого курса. А на счет мужа ты прав: разведена.

— В другой раз.

— Ну, смотри, будет ли такой шанс. – Она уже открыла калитку, чтобы уйти. – Сережка, не понимаю, как ты умудрился жениться? Как вспомню, какой был… нерешительный.

— Я уже умудрился развестись.

— Да-аа… жизнь… как все быстро, — с грустью сказала Наташа. – Ну, пока.

— Пока, Наташа Птицына… птичка.

 

Еще секунду и она уйдет, и будет ли повод приехать к ней вновь. – Наташ, слышь, пойдем в кино!

Она остановилась. Если бы вместо кино сказал: «давай полетим в космос», она также бы остановилась, потому что неважно, что он в этот момент предложит, главное, что-то сказать.

— Элеваторная, 10. Работаю до пяти.

— Понял. Завтра заеду.

— Завтра понедельник.

— Ну и что. Мы же договорились. А там решим.

__________________

За окном стемнело. Наташа села перед зеркалом, расчесала волосы, заметив, что пора их подкрасить. – Ну что, птичка, будем чистить перышки? – С улыбкой пробормотала она и подмигнула собственному отображению в зеркале.

Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.07MB | MySQL:57 | 0,297sec