Преследователь, Жертва, Спасатель: 5 мифов о треугольнике Карпмана

Драматический треугольник Кармпана (именно так он называется) стал особенно часто упоминаться в России в последние 10-15 лет. Жертва, Спасатель, Преследователь — знакомые названия для тех, кто интересуется психологией. В Драматическом треугольнике все три роли не аутентичны, то есть они воспитаны, а не даны от рождения. Находясь в одной из ролей, люди реагируют, исходя из прошлого, а не из реальности «здесь и сейчас». При этом используют старые сценарные стратегии.

В левом углу диаграммы Драматического треугольника расположен Преследователь. Он общается из позиции «Я о’кей — ты не о’кей». При этом он принижает и унижает людей, вызывает у них чувство вины. Преследователь игнорирует ценность и достоинство других, в экстремальных случаях обесценивает даже право человека на жизнь и физическое здоровье.

В правом углу диаграммы находится Спасатель. Он общается из той же позиции «Я о’кей — ты не о’кей», но не унижает, а просто обесценивает другого. Он использует свое более высокое положение или сильную позицию для того, чтобы предлагать помощь другим людям, думать за них и решать их проблемы.

Внизу располагается Жертва. Она сама ощущает свое приниженное положение и общается из позиции: «Я не о’кей — ты о’кей». Жертва обесценивает свои способности.

«Иногда она сама ищет Преследователя, чтобы он унизил ее и поставил на место. При этом Жертва получает возможность подтвердить свое сценарное убеждение: «Со мной не все в порядке. Другие люди не любят меня». Часто Жертва ищет Спасателя, который поможет ей и подтвердит сценарное убеждение: «Я не могу самостоятельно решать проблемы». Треугольник обязательно нужно рисовать равнобедренным», — рассказывает психолог Людмила Шёхолм.

Миф № 1. Какая роль — такая и личность

Стивен Карпман, выходец из России, познакомил мир с Драматическим треугольником в 1968 году. Он создал диаграмму, с помощью которой можно анализировать психологические игры, жизненный сценарий как одного человека, так и семейной или иной социальной системы.

«Часто роль Спасателя, Жертвы, Преследователя ошибочно приписывается всей личности. Но это неверно, — комментирует Людмила Шёхолм. — Треугольник показывает только роль, которую играет личность в той или иной психологической игре. Особенности игры в том, чтобы сделать людей предсказуемыми. Игра — это структурирование времени, обмен поглаживаниями (на языке транзактного анализа это единица признания. — Прим. ред.), поддержание жизненной позиции «Я не о’кей — ты о’кей», «Я о’кей — ты не о’кей», «Я не о’кей — ты не о’кей» и продвижение по сценарию».

Миф № 2. Треугольник располагается вершиной вверх

Треугольник Карпмана — всегда и обязательно равнобедренный. «В России его любят поворачивать вершиной Жертвы вверх, а Преследователя называют агрессором, хищником, насильником, тираном, даже фашистом. Но это неверно, — объясняет психолог. — Классический треугольник расположен основанием вверх: слева вершина Преследователя, справа — Спасателя, вниз смотрит вершина Жертвы. Роли принадлежат разным людям. Есть только один вариант треугольника, когда наверху мы видим не основание, а вершину, — это так называемый Айсберг. То есть один человек играет из роли Жертвы, а на самом деле неосознанно может быть Спасателем и Преследователем. И это важно знать для понимания основных принципов «действия» треугольника».

Миф № 3. Треугольник Карпмана только один

Вариаций переключений ролей в треугольнике может быть множество. Один треугольник помогает проанализировать психологические игры в семье или даже целой семейной системе в разных поколениях. А другие (как в варианте с Айсбергом) показывают, как из роли в роль может перемещаться один и тот же человек.

«Например, известный всем сказочный Бармалей: то он Преследователь, то вдруг попадает в живот и становится Жертвой. Или другая известная сказка — про Красную Шапочку. Главная героиня выступает в роли Спасателя, когда идет к больной бабушке. Но быстро переключается в Жертву. Волк сначала Преследователь, потом сам становится Жертвой Преследователей — охотников. И они же становятся Спасателями девочки и бабушки».

Переключение ролей иногда происходит очень быстро и, как правило, неосознанно. Жертва только удивляется: «Как я смогла опять, в пятый раз дать ему деньги в долг, ведь он снова не отдаст!»

Миф № 4. Треугольник Карпмана работает и без игры

Это не так. Треугольник Карпмана актуален именно в психологических играх. Но как понять, что происходит игра?

«Только тогда происходит игра, когда в ней есть надувательство, переключение ролей с непременной негативной расплатой. По формуле Эрика Берна в психологической игре обязательно выстраивается алгоритм: крючок + клев = реакция — переключение — смущение — расплата», — поясняет Людмила Шёхолм.

Эйси Чой описала эффективную антитезу карпмановской диаграмме — Треугольник Победителя

Допустим, мужчина пригласил девушку на поздний ужин (крючок). Она согласилась и пошла (клев и реакция). Но «как будто» не поняла, с какой целью ее позвали, а он открыто не сказал, но подразумевал продолжение после ресторана. Оба делают вид, что все идет по плану.

В процессе ужина девушка после внутреннего диалога решила, что продолжения ужина не будет. Когда они договаривались, девушка была в роли Спасателя, а мужчина — Жертвы. Потом произошло переключение: она стала Жертвой, а он — Преследователем.

Мужчина на продолжение рассчитывал — ради этого и организовал свидание. Отказ ехать к нему его удивил (смущение). Как бы между строк оба это понимают, но не проговаривают, общаясь полунамеками. И вот она заявляет, что ей пора домой, и расплачивается тем, что добирается сама на такси. Дома после анализа произошедшего понимает, что вечер опять не удался и она опять сглупила.

Еще один пример излюбленной многими игры «Почему бы тебе не…? — Да, но…»

Крючок: приходит к психологу клиент (Жертва) и говорит: «У меня проблема, не могу устроиться на работу».

Клев (слабое место). Психолог (Спасатель): «Чем я могу помочь?»

Реакция. Психолог: «Почему бы вам не встать на биржу труда?»

Клиент: «Да, но… стыдно».

Психолог: «Вы пробовали спросить у друзей?»

Клиент: «Да, но…»

Переключение: Психолог: «Ну не знаю, что вам еще посоветовать».

Клиент: «Все равно спасибо, что попытались».

Смущение: Недоумение у обоих.

Психолог (Жертва): «Плохой из меня помощник».

Расплата: Клиент (Преследователь): «Так и знал, что она не поможет».

Миф № 5. Из треугольника Карпмана нет выхода

«Опасность» психологических игр в том, что они повторяются по одному и тому же сценарию. Часто именно это транслируют некоторые авторы статей: мол, выхода из треугольника Карпмана нет. Это, пожалуй, самый главный и самый коварный миф.

Еще в 1990 году в России появился перевод статьи австралийского транзактного аналитика Эйси Чой, которая предложила «противоядие». Она описала эффективную антитезу карпмановской диаграмме — Треугольник Победителя. Он исключает обесценивание и позволяет каждому «углу» действовать автономно.

«Вместо того чтобы быть Жертвой, человек учится быть Уязвимым. Уязвимые осознают, что страдают, что у них есть проблемы. Но также понимают, что им достаточно сочувствия, что они сами могут решить свои проблемы. Они готовы открыто попросить о помощи, не затевая психологических игр», — говорит Людмила Шёхолм.

В Драматическом треугольнике Спасатель часто «причиняет добро и наносит пользу» в ущерб собственному желанию и потребностям, помогает и решает чужие проблемы без спроса, навязывая свое видение. В треугольнике Победителя Спасатель становится Заботливым, уважает способность Уязвимых мыслить, поступать и просить о том, что им нужно.

И, наконец, Преследователь использует энергию на удовлетворение собственных нужд и отстаивание своих прав.

«Уверенный понимает, что активные изменения могут расстроить людей, и рассматривает переговоры как часть процесса решения проблем. Конечной целью становится не преследование и наказание другого, а изменения, при которых будут учтены его интересы и потребности», — заключает психолог.

Об эксперте

Людмила Шёхолм — психолог-психоаналитик, сертифицированный транзактный аналитик. Стаж работы в российских образовательных учреждениях более 20 лет, в частной психотерапевтической практике — более 22 лет.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.93MB | MySQL:61 | 0,333sec