Поговорим красиво о любви

Дмитрий закрыл книгу, бережно положил её на стол, внимательно посмотрел на жену и сказал:

— Маша, давай поговорим.

— Я слушаю, — сказала автоматически Маша, не отрывая взгляда от экрана телевизора.

— Что значит — ты слушаешь?

— То и значит. Ты хочешь поговорить, я тебя слушаю.

— А ты, что, сама не хочешь поговорить с мужем?

— О чем говорить? – Маша, наконец-то, оторвалась от сериала. — У нас же с тобой, вроде, всё хорошо.

— Поговорим красиво о любви, — улыбнулся Дмитрий.

 

— Так рано? – удивилась Маша.

— Почему рано?

— Потому что нормальные люди говорят о любви, когда ложатся в постель. – Маша опять уставилась в телевизор. — Ещё не вечер, дорогой.

— Господи, причём здесь постель? – Дмитрий закусил губу. — Я хочу поговорить с тобой о другой любви.

— О какой другой?

— О настоящей.

— О какой? – с изумлением спросила жена и снова посмотрела на мужа.

— О той, про которую поэты пишут, Машенька. Помнишь, как у Пушкина написано: «Я вам пишу, чего же боле…» Помнишь?

— Ой, только не надо мне здесь устраивать экзамен по литературе. – Маша сделала недовольное лицо. – Нашёлся, тоже, знаток Пушкина. Ты ещё Лермонтова приплети.

— Чего?

— Того! Ты ведь знаешь, Димочка, как я не люблю всех этих писателей. Они, значит, напридумывали красивых предложений, а мы в школе всё это должны были наизусть учить.

— Но я же не про писателей с тобой говорить хочу. И не про литературу. Я о любви начал говорить.

— Ну, говори, говори. – Маша сначала недовольно скрестила руки на груди, затем откинулась на спинку дивана и с вызовом посмотрела на мужа. – Я готова тебя выслушать.

Дмитрий замер и с недоумением посмотрел на жену.

— Чего ты молчишь? – спросила она через паузу. – Ты же хотел со мной о любви поговорить.

— Ладно… Маша, скажи, ты меня любишь? – дрогнувшим голосом спросил муж.

— Конечно.

— Прямо, любишь-любишь?

— А ты что, сомневаешься что ли?

— Угу.

— Почему?

— Просто я читаю сейчас одну книжку…

— Ты хочешь, чтобы и я её почитала?

— Было бы хорошо, конечно…

— Отстань, Дима. Я же не заставляю тебя смотреть сериалы.

— А я, Маша, читаю эту книгу и удивляюсь, как красиво люди могут признаваться друг другу в любви. Совсем не так, как мы с тобой. И уж совсем не так, как признаются в твоих сериалах. Почему мы не умеем красиво говорить про любовь?

— И что?

— Как что? Может быть, поэтому в нашей с тобой жизни всё так серо и уныло?

— Разве у нас уныло? Мы же только вчера с тобой в кино ходили! Хохотали там до упаду! Ты что, забыл?

— Не забыл. Но это всё не то.

 

— А в выходные мы с тобой по друзьям мотались! Я, например, была очень довольна. И шашлык у Ивановых был вкусный.

— Маша! – Дмитрий схватился за голову. – Какой шашлык? О чём ты, Машенька! Я же говорю совсем о другом!

— А я не понимаю, о чём ты говоришь? – Маша посмотрел на него каким-то странным брезгливым взглядом. – Я тебе так скажу, Димочка, нудный ты какой-то стал. Слов каких-то особенных от меня ждёшь. А сам-то, как ты о любви говоришь?

— Я? – растерялся Дмитрий. – А вот послушай, как я тебе сейчас о любви скажу. Я хочу тебе сказать, Маша, что твои глаза – они для меня как две звезды в тёмную ночь. Они согревают меня, и освещают мой нелёгкий путь…

— А чего это он нелёгкий-то, этот твой путь? – Маша посмотрела на мужа с подозрением. — Ты что ли, намекаешь на то, что тебе со мной тяжело живётся?

— Машенька, вот ты сейчас мне такое говоришь, а мне не обидно. Потому что голос твой для меня – как звонкий ручей, который радует душу своим щебетанием.

— Каким ещё щебетанием?! – чуть не закричала Маша. – Прекращай разговаривать со мной как ненормальный.

— Маша, но это ведь всё метафоры! Разве ты не понимаешь? Это же красиво…

— Димочка, ты, лучше, метафорами своими меня не пугай. – Маша погрозила мужу пальцем. — А то я позвоню дяде Коле, и он пришлёт тебе из своей больнички трёх дяденек со смирительной рубашкой. Я, Дима, выходила замуж за нормального человека, а не за любителя красивых фраз. Понимаешь меня?

— Понимаю… — Дмитрий вдруг сник и насупился. – Ладно, Маша больше я к тебе со своими разговорами о любви лезть не буду.

— Ты только не обижайся, — смягчилась Маша. – Вот спать ляжем, говори о своей любви, сколько захочешь. А сейчас дай мне спокойно сериал посмотреть. Я же к тебе в книжку не лезу.

Маша опять уставилась в телевизор, а Дмитрий опять раскрыл свою толстую книгу.

 

P. S. / Ночью Дмитрий проснулся от подозрительного шороха перелистываемых страниц. Чуть приоткрыв глаза, он увидел странную картину — Маша, при свете ночника, лёжа на боку читала его толстую книгу.

«Мне это всё снится…» — подумал Дмитрий, снова закрыл глаза и тут же уснул.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.48MB | MySQL:61 | 0,487sec