Она мне не бывшая свекровь, она моя мама

Лера любила свою свекровь. Именно Вера Ивановна приняла ее в свой дом, когда семнадцатилетняя Лера, будучи беременной, переступила порог ее квартиры. Мать, узнав что ее несовершеннолетняя дочь находится в положении, не придумала ничего лучшего, как выгнать Леру из отчего дома, наговорив ей вслед обидные и бранные слова. Какое-то время двадцатилетний Митька, тот самый, что обрюхатил Леру, не решался привести ее к себе.

 

— Поживи какое-то время у сестры, — скулил он. – Понимаешь, у меня мама строгая, не так поймет, ругаться будет. А я вот устроюсь на работу, сниму квартиру и будем жить своей семьей.

Легко сказать! У сестры Гали однокомнатная квартира, муж и двое детей, приходилось спать на раскладном кресле узкой кухоньки, свернувшись калачиком. Ворчал Галин муж, бесились дети, страдала сама сестра, но выхода не было – приходилось ждать, хотя Митька с работой не спешил. Однажды на Галин домашний телефон поступил звонок, и кто-то попросил к трубке Леру.

— Добрый день, вы Лерочка? – спросил приятный женский голос.

— Да, это я, — удивленно ответила Лера.

— Это мама Мити! Вы меня простите, сын мне все рассказал сейчас, и я его даже отругала – почему он не привел свою невесту домой? Почему он прячет от меня будущую сноху, которая беременна? Почему она должна стеснять чужую семью, если у нее есть своя семья – это мы? Сейчас Митя подъедет к вам за вещами и заберет вас.

Митька забирал Леру без особого энтузиазма. Как-то не готов он был к семейной жизни, и Лера даже стала сомневаться – а стоит ли к нему ехать? Галя подтолкнула, лично собрав Лерину сумку и проводив до порога. Деваться некуда.

Вера Ивановна оказалось очень маленькой женщиной 50-ти лет. Что сразу Леру подкупило – это то, что она постоянно улыбалась как-то по-доброму, глядя снизу вверх. При первой встрече она, волнуясь, потирала свои худенькие руки, похожие на лапки воробушка, и с улыбкой сказала:

— Ну вот, дочка, ты дома, располагайся, а я сейчас оладьи из кабачков нажарю! Любишь такие оладушки?

Какая же она замечательная! Живя рядом с Верой Ивановной, даже Митька был не нужен, который все же удосужился устроиться на работу. Так рядом с ней было уютно и тепло, как никогда с мамой. Там крики и придирки, тут нежность и ласка. Вера Ивановна ненавязчиво учила свою будущую сноху вкусно готовить, ведь у Леры опыта в кулинарии вообще никакого не было: мама вечно на диетах, и дочерей она своих учила «не жрать» — можно и на овсяночке перебиться, и фруктину схомячить.

 

Перед самими родами Митя и Лера расписались, посидели вечером в узком семейном кругу, мать Леры не пришла, хоть ее тоже приглашали. Заскочила только Галя и рассказала последние события:

— Мама до сих пор обижается. Сказала, что она надеялась, что Лера к ней приползет вся несчастная, но такого не случилось. Поэтому не ждите, что она явиться даже тогда, когда родиться ребенок.

Родился сынок Сашенька. Забирала одна свекровь, которую Лера уже называла мамой, Митька сослался на занятость. Позже выяснилось, что эта была за занятость, когда Сашеньке был почти годик – Митька влюбился в свою коллегу, старше его на 11 лет, бездетную, но с квартирой, и ушел к ней жить, подал на развод.

— Лера, доченька, ну хоть ты у меня оставайся! – умоляла свекровь. – Как же я без Сашки?

— Не по-людски это, — ответила Лера. – Муж у другой жены, я с его матерью живу. Я написала отцу, он хоть живет в станице в доме с печкой, зато Краснодарский край, там тепло! Может примет!

На перроне Леру и Сашеньку провожала только Вера Ивановна, она плакала и просила Леру передумать, но та стояла на своем.

— Нет, мама, так будет лучше. Вот приедем с Сашенькой на место, как только устроимся, я вам напишу, будем связь держать.

Приехала, устроилась, отец принял ее тепло, правда совсем был болен. Через полгода Лера написала первое письмо свекрови. Нет ответа! Второе, третье – тоже нет! Она попросила сестру проведать Веру Ивановну, но там уже жили совсем другие люди, они ничего не знают, старушку они не видели. У Леры сжалось сердце – наверное, умерла свекровь, она постоянно жаловалась на сердце. Очень-очень жаль!

Прошло почти 20 лет. Сашка учится в мореходке, Лерин папа давно на том свете, да и мать умерла. Она так и не простила Леру, выгнала и забыла, да и Лера поэтому не поехала на похороны. С личной жизнью не сложилось – шесть лет она прожила в гражданском браке с одним мужчиной, но он разленился, перестал работать, а тянуть его на себе Лера не хотела, лучше жить одной. Иногда общались по интернету с Галей, она недавно устроилась почтальоном, разносила пенсии старикам.

 

— Лера, ты не поверишь, кого я сейчас видела! – тараторила в телефон Галя. – Твою свекровь! Она живет в ветхом доме, который на снос, в таких невероятных условиях, ужас! Разношу, значит, я пенсию, открывает мне старушка, ну совсем сухонькая! Я ее сначала не узнала, все ж таки 20 лет уже почти прошло, да и мы думали, что умерла она! Оказывается, после твоего отъезда Митька заставил ее продать квартиру на две доли, судом грозился. Продали, Веру Ивановну запихнули в ветхое жилье, сами себе квартиру побольше купили, и почти ее не навещают. Сын может быть раз в год является! Ну хоть я буду навещать ее раз в месяц.

— О, боже! – Леру бросило в жар. – Она жива! Я выезжаю сегодня же! Хорошо, что у меня сейчас отпуск. Поездом! Нет, лучше самолетом, так быстрее будет. Я ее заберу!

— Ты с дуба рухнула? — удивилась Галя. – Зачем тебе эта обуза! Это же просто бывшая свекруха!

— Она мне не бывшая свекровь, она моя мама! – ответила Лера. – Пусть я с ней и недолго прожила, но сильно к ней привязалась.

Самолет, автобус и вот он – страшный ветхий дом. Домофона нет, Лера постучала в дверь квартиры. Дверь открыла Вера Ивановна и через очки старалась рассмотреть визитершу. Когда узнала, счастливо улыбнулась, всплеснула руками и расплакалась.

— Мама, что же ты мне не писала, я же тебе адрес свой оставила! – спросила Лера, когда они сидели в комнате.

— Потеряла я его во время переезда. А к твоей сестре и матери обращаться не стала, как-то неудобно было со своими проблемами.

Лера осмотрела комнату. Проваленный диван, стол кухонный, все тот же, на котором свекровь учила ее готовить, разваленные шкафы. Кошмар!

— Что, Митька не появляется? – догадалась Лера.

— Очень редко, даже не звонит, одна я тут, — опустила глаза Вера Ивановна. — Живет со своей старой Мегерой, боится ее как огня, детей она ему так и не родила.

— Так, мам, у меня отпуск скоро кончается, нет времени, поэтому собирай все то, что тебе дорого как память и едем к нам, скоро Сашка на летние каникулы приедет, ой, как он тебе обрадуется! Мы вдвоем живем.

 

— В тот домик с печкой? – умилительно улыбнулась Вера Ивановна.

— Обижаешь! У нас уже давно двухконтурный котел и все условия.

Уезжали поездом, поздно вечером, из вещей – всего один небольшой чемоданчик. Галя проводить не смогла – с внучкой сидела. Да и Митька не появился – как он не уговаривал свою Мегеру, но она так его не пустила.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.55MB | MySQL:64 | 0,460sec