Ночной звонок

Ох, это противное чувство осознания собственной глупости! Оно накрыло меня с головой, когда я проснулась в два часа ночи от телефонного звонка. А нужно-то было всего лишь не забыть выключить звук перед сном! Я взяла телефон с тумбы и посмотрела на экран. Номер не определён.

«Неужели мoшeннuкu и кол-центры стали работать по ночам?» – промелькнула в голове мысль.

— Алло, – просипела я, отвечая на звонок.

— Вероника!!! – завопил слегка пьяноватый мужской голос. – Только не бросай трубку! Выслушай меня! Вероника-а-а!

— Незачем так орать. Я не отключаюсь, слушаю. Говори.

 

— Я стою на крыше! Если ты бросишь трубку, я прыгну вниз, а ты всю жизнь будешь мучиться угрызениями совести, что убила человека своей жестокостью!

Я протёрла глаза и громко зевнула. Мой собеседник громко дышал, но молчал.

— Ты меня слышишь, Вероника?

— А что я должна слышать? Ты же молчишь! Разбудил меня, говори чего хотел.

— Я жить без тебя не могу! Вернись ко мне или я спрыгну с крыши!

Эти истерические нотки в голосе стали меня раздражать. Помнится, ещё недавно девушки были готовы покончить с собой от неразделённой любви. Таких приступов истерики у мужчин мне ещё не доводилось слышать.

— Так если ты жить без меня не можешь, то почему ещё не умер?

— Не понял, – чуть сбавив тон, спросил мой собеседник. – Так я сейчас спрыгну!

— И ты звонишь, чтобы предупредить меня об этом? Ну ладно, спасибо, что сообщил. Я тронута оказанной мне чести. Прощай.

— Вероника!!! Не бросай трубку! Ты обещала!

— А ещё что я обещала? Прожить с тобой всю жизнь обещала?

— Нет…

— Я тебя обманывала?

— Нет. Да при чём здесь это? Я не могу жить без тебя!

— Погоди, сейчас ты дышишь? Не торопись с ответом, подумай.

— Ты издеваешься надо мной? Конечно, дышу.

— А сердце?

— Что сердце? – не понял мой собеседник.

— Сердце бьётся? Прислушайся!

— Да что за глупые вопросы!

В его голосе снова прозвучали истерические нотки, а я громко усмехнулась и ехидно протянула:

— Так если ты дышишь, сердце бьётся, значит, ты живёшь. Делаем вывод, что жить без меня ты можешь. Если бы не мог, то я бы спала бы спокойно до самого утра.

— Ты жестокая, Вероника! Почему ты не хочешь остаться со мной?

— Скажи мне, что ты не любишь из еды? – спросила я. – Такое, что ты прямо есть не можешь?

— Манную кашу с комочками.

— А без комочков?

— Без комочков нормально, – ответил мужчина уже спокойным голосом. – Не в восторге, конечно, но есть можно.

 

— Вот теперь представь, – я снова зевнула и продолжила: – Тебе дают тарелку манной каши. С виду комочков в ней нет, а на поверхности аппетитно блестит растаявшее сливочное масло. Ты берёшь ложку с надеждой, что каша окажется вкусной. И первая ложка это подтверждает: приятная текстура, отсутствие комков, умеренное количество соли и сахара. Воодушевлённо ты зачерпываешь ещё, но – упс! – комочек. Крошечный такой, но уже смазалось впечатление. И с каждой новой ложкой комков всё больше. Что ты сделаешь?

— Не стану есть! Вероника! Хочешь сказать, что я твоя манная каша?

— Именно так. Ты не хочешь есть комочки, а меня заставляешь. Считаешь, что это правильно? Справедливо? Так ли ты меня любишь или всё же себя?

— Вероника!!! Я тебя очень люблю!

— Нет, дорогой мой, ты любишь себя. Если я счастлива, а ты упорно хочешь, чтобы я мучилась, то ты эгоист.

— Но я не могу без тебя!

— А ты заметил, с какой постоянностью ты повторяешь местоимение «я»? Я не могу без тебя жить, я тебя люблю, я прыгну с крыши. Милый, это твой выбор. Хочешь – прыгай. Но не смей в этом обвинять меня.

— Но…

— Нет, послушай, – вдруг не на шутку разозлилась я. – Ты будишь меня среди ночи, невзирая на то, что мне завтра на работу. И, между прочим, у меня очень важный день! Выглядеть я должна на все 100! Но тебе всё равно! Нужно же напиться и начать шантажировать человека, которого ты якобы любишь! Тебе всё равно, буду ли сдерживать рвотный рефлекс при твоём появлении, главное, чтобы тебе было хорошо. И тебе абсолютно плевать, если рядом с тобой я буду медленно умирать! Главное, чтобы не ты? Не так ли?

— Зачем ты так, Вероника? – обиженно спросил мой собеседник. – Я же тебя…

— Не смей говорить, что ты меня любишь! Признайся хотя бы себе, что ты любишь себя и я ущемила твоё эго! Не нужно признаваться вслух, потому что для меня персонально ты снова соврёшь. Поэтому я говорю, признайся себе и не звони мне по ночам! В мире тысячи девушек, которые будут тебя холить и лелеять, но не я! Вот и найди себе ту, которая в рот тебе будет глядеть! Ну или прыгай с крыши, только не отключайся. Хочу услышать и убедиться, что ты мне больше не позвонишь!

— Да пошла ты, Вероника! – рявкнул мужик и отключился.

Я встала с кровати, сходила на кухню и налила себе воды. Пила маленькими глотками не столько для того, чтобы утолить жажду, сколько для того, чтобы успокоиться. Вновь вернулось раздражение на саму себя за то, что забыла выключить звук на телефоне. Это действие стало таким же привычным, как почистить зубы перед сном. Ну надо же было именно сегодня забыть!

 

Я вернулась в кровать и легла. Полежав немного, я поняла, что поза неудобная. Пришлось поворочаться, прежде чем тело нашло наиболее походящую позицию. Медленно вдыхая через нос и выдыхая ртом, я успокаивалась и погружалась в дремоту. Перед самым переключением сознания в спящий режим, в голове промелькнула мысль: «Надо было сообщить мужику, что он ошибся номером, и я не Вероника, а Таня».

Конец!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.1MB | MySQL:64 | 0,351sec