Нить судьбы (глава 20)

Лето пролетело незаметно, словно голубая бабочка вспорхнула над цветущим лугом. Прошла и осень золотая с её дождями да туманами, с вечерами длинными да первыми заморозками. Земля-матушка благодарила людей за их труды и заботы, щедро одаривая своими дарами каждого, кто не ленился весной, кто кланялся ей в пояс всё лето, не покладая рук.

 

Любит земля добрых да трудолюбивых, не жалеет для таких подарков своих – и румяных яблок и жёлтых медовых груш насыплет в подол, и круглобокие оранжевые тыквы сложит в тележку, и картофель, что станет после в чугунке рассыпчатым да сладким, и репу хрусткую, и лучка ядрёного и всего прочего не пожалеет.

начало 

предыдущая глава

Уже начал падать по утрам пушистый, мягкий снег, покрывая всё кругом, укутывая на зиму тёплой шалью землю. Молодые играли свадьбы на Покрова. Хозяюшки готовились уже загодя к праздникам, да зимним посиделкам. В один из дней Надийка спросила Захариху:

— Бабуся, а ты когда в лавку пойдёшь?

— Да не знаю, а что тебе там нужно? – пожала плечами старуха.

— Нужно. Только не что-то, а кто-то – Мария! Чего она не приходит на примерку? Платье-то ей уже совсем скоро понадобится, а она всё не идёт!

Захариха удивлённо посмотрела на внучку, вытирая посуду полотенцем.

— Бабушка, — уперла важно и забавно ручки в бока Надийка, — Ты почему опять старое полотенце взяла? Я тебе сколько новых пошила.

— Господи! – всплеснула руками Захариха, — Да их в руки-то взять страшно – такая красота! А ты говоришь вытираться ими. Да их только возле икон вешать, украшать, или же на праздник вот на стол стелить.

— Хм, для чего я тогда столько вышиваю… Смотри, у меня опять целая куча набралась.

— Ну, так и давай с соседями поедем на ярмарку, и отвезём Корнею твои работы.

— Не надо, сами приедут.

— Кто приедет? – не поняла Захариха.

— Кто надо, те и приедут, — важно ответила Надийка.

Захариха опять удивлённо поглядела на внучку.

— Бабуся, так ты передай, пусть Мария-то зайдёт. Да побыстрее, а то время не терпит.

— Ладно, ладно, егоза, всё передам, как надо, — сказала Захариха.

Она продолжила готовить обед, а в голове её засела неотступно мысль, что надо быстрее идти к Марии.

— Тьфу ты, вот втемяшилось в голову, теперь не отстанет, надо идти.

Захариха крикнула Надийке, чтобы та приглядела за обедом в печи, а сама наскоро накинув тулуп да обувшись в валенки, побежала в лавку.

Она бежала через деревню почти бегом, словно это было делом первостепенной важности и не терпело отлагательств. Впереди она приметила вдруг идущего по дороге человека. Захариха узнала в нём Власа. С тех самых пор, как в конце лета они с Надийкой побывали у него в гостях, принеся подарок, они так больше и не видались. Старуха опустила голову пониже, нахмурила брови, и, уставив взгляд под ноги, засеменила ещё быстрее в надежде, что Влас не заметит её и пройдёт мимо, но тут же услышала оклик:

— Здравствуй, бабушка!

— И тебе не хворать, — ответила Захариха, стараясь не глядеть в глаза Власу.

— Как вы там поживаете?

— Да всё хорошо.

— А дрова-то вам порубили?

— Да порубили, сосед пришёл, спасибо ему.

— Ты уж прости, что так получилось.

— Да ничего, я понимаю.

— Бабушка, а Надийка-то как?

— Всё хорошо, — крикнула уже издалека Захариха, пробегая как можно дальше от Власа.

 

Тот остановился посреди дороги, усмехнулся, пригладил свою окладистую бороду, глядя ей вслед и пошёл дальше своей дорогой.

Захариха же, шумно топая, скорёхонько вбежала по ступеням на крылечко лавки.

Внутри было шумно и людно, да и как без этого — нынче был день привоза товара, и только сейчас Захариха, ощупав карманы, поняла, что даже не захватила бумажника с деньгами.

— Бабушка, здравствуй! – весело вскрикнула Мария.

Тут же все стали оглядываться в сторону Захарихи, здороваться и расспрашивать о здоровье.

— Бабушка, ты что-то хотела? – подозвала её Мария.

— Ой,хотела, — махнула Захариха рукой, — Да я, дырявая голова, и кошель-то свой дома оставила, так спешила.

— Бабушка, да я тебе так, в долг там, ты не переживай. А спешила-то чего?

— Да мне Надийка велела срочно тебе передать, чтобы ты к нам шла в гости, на примерку, говорит, мол, как можно скорее пусть идёт, ругается.

— Да куда мне торопиться? – удивилась Мария.

И тут раздался голос Сузгинихи.

— Куда торопиться?! Раз Надийка тебе сказала, значит надо торопиться! Ты что глухая али слепая, ничего не понимаешь? – воскликнула та, потрясая своей клюкой.

— А что я должна понимать? – Мария, выпучив глаза, уставилась на старуху.

— Баттюшки-сватушки, выносите святых угодников, ты что, совсем очумела? – всплеснула руками Сузгиниха.

И бабы тут же загомонили все разом, перебивая друг друга и махая руками:

— Да ты что, Мария! Всем уже давно понятно, что Надийка наша она, как предсказательница. Сузгинихе вон подарок пошила, так к ней сын сразу приехал, который обижался сколь лет и носу не казал в дом родной!

— Да, а брату твоему названому загодя саван пошила, сердцем почуяла горе будущее.

— Вот-вот, а тебя наоборот спасла от смерти! Беду почуяла и велела Власу гнать! – подтвердила третья.

— А мне, — подхватила другая, — Рушничок вышила для внучки, велела её после баньки-то только этим рушничком утирать. А внучка моя, все знаете, болела. А тут, как стали в рушничок Надийкин заворачивать, так и поправилась девчоночка, хворать перестала и вес набрала.

— А мне тоже рушничок подарила Надийка, — вставила пятая, — А тут муж однажды руку себе во дворе топ о ром повредил, ой, к р о в и сколько было, забежал он в избу, схватил первый попавшийся рушник да прижал то место. Тут же к р о вь и прекратила бежать. Да и р а на-то затянулась наскоро, дня три и не было уж ничего, вот чудеса-то! Муж говорит, что и не болит вовсе, ровно кто мягким пухом руку обложил.

Бабы расшумелись не на шутку и еле угомонились, а Мария всё стояла и слушала в задумчивости. Наконец, все стихли и Сузгиниха сказала:

— Вот видишь, а ты ждёшь!

После повернулась к Захарихе и спросила:

— Ну а ты, соседка, что купить-то хотела?

— Да я и бумажник свой дома оставила, — отмахнулась Захариха.

 

— Да тебе Мария в долг запишет, иди, мы тебя пропустим вперёд, да беги к своей Надийке-умнице.

— Ну, спасибо, коли так, — кивнула Захариха.

Мария быстро отпустила Захарихе что она хотела, бабы же тихонько говорили у прилавка, обсуждя свои деревенские новости.

— Спасибо, бабоньки! – ещё раз поблагодарила старуха, — Ну, я пойду.

— А ты, Мария, давай приходи да не затягивай! – обернулась она в дверях.

— Приду, приду, бабушка! Непременно приду! – отозвалась та, и Захариха удовлетворённо кивнув, вышла из лавки и поспешила домой.

продолжение следует…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.1MB | MySQL:64 | 0,331sec