Нам двоечница не нужна

Лерочка с малых лет «позорила» свою семью. Так говорила ей бабушка, Ираида Александровна. Сначала, девочка слишком долго осваивала горшок, затем, не достаточно хорошо клеила аппликации в детском саду, а когда началась школа, Лера вообще не знала куда деваться, так ей было стыдно попадаться на глаза родной бабушке.

— Опять тройка! — качала головой Ираида Александровна. — Сколько можно?! Твоя мать, была отличницей, у неё всегда были пятёрки, — закипала она, глядя на хрупкую, девятилетнюю внучку.

— Бабушка, — несмело шептала Лерочка, — Саша Фомина тоже тройку получила, и Коля…

Ираида Александровна показательно закатила глаза и начала трясти тетрадью в воздухе. Она не выносила, когда кто-то пытался ей перечить.

— Меня не волнуют другие дети! — процедила женщина. — Ты получила тройку, а на остальных мне…

 

— Но, тройка тоже оценка, — перебил тёщу Иван, отец маленькой Леры. Он впервые за долгое время вступился за дочку и тут же об этом пожалел.

— Ты ещё поговори тут, — возмутилась Ираида, бросая на зятя презрительный взгляд. — Ребёнок неучем ходит, дворником пойдет работать, а тебя это не волнует как я вижу?! Завтра она двойку принесёт, а ты и рад будешь? — возмутилась женщина и глядя на Леру сердито добавила: — Нам двоечница не нужна!

Девочка расплакалась, уверяя бабушку в том, что она обязательно исправится. Будет отличницей.

Иван нахмурился и что-то пробурчав себе под нос быстро вышел из комнаты. Он не любил участвовать в семейных разборках: тёща не считала его за человека, поэтому никогда не слушала. Конечно, мужчине было жаль Лерочку, но сделать он ничего не мог. Ведь Иван и сам, когда-то учился очень посредственно. Тёща об этом конечно же знала и не забывала припоминать при каждом удобном случае, что Валерия вся в него.

***

Не желая слушать о своих неудачах и плохих генах дочери он поспешно ретировался из комнаты. На кухне, забившись в угол сидела его жена, Злата. Она вздрагивала от криков доносившихся из-за стены и грустно смотрела на кружку с чаем.

— Прячешься? — усмехнулся Иван, опускаясь на табуретку.

— Нет, просто пью чай, — соврала Злата. — Что там опять произошло?

— А то, ты сама не знаешь?! Воспитательная работа в полном разгаре… аж голова трещит от этих криков, — сердито ответил он взяв с плиты горячий чайник.

— Мама всё принимает слишком близко к сердцу, — тяжело вздохнула Злата. — Со мной она также себя вела…

— Зачем это всё? К чему пятёрки? — спросил он. — По-моему важно чтобы ребёнок был счастлив, а уж если его постоянно стыдят за ошибки… ничего хорошего не будет, — Иван помедлил, а затем тихо добавил: — Ты слышала что она, сказала Лере?

— Нет.

— Что двоечница нам не нужна! — он многозначительно посмотрел на Злату, — Как это понимать?

Женщина опустила глаза и молчала.

— Поговори со своей матерью, или я ей всё выскажу сам! Мне дочь жалко. Доведёт она ребёнка до нервного срыва. И это только третий класс общеобразовательной школы, что же будет дальше?! Я уже сам готов хлeбнуть чего-нибудь успокоительного, — сказал он тяжело вздыхая.

Жена вцепилась в чашку с чаем. Этой просьбы, она боялась больше всего. «Поговорить с мамой» было просто нереально. Злата и сама, с юных лет, жила в постоянном страхе и пыталась «соответствовать» маминым ожиданиям, получая сплошные пятёрки. Женщина окончила ВУЗ с красным дипломом, начала писать диссертацию, но по-прежнему ощущала себя недостаточно прилежной и послушной дочерью.

Единственное, что она сделала наперекор властной матери, так это вышла замуж по любви, за Ивана. Как ни противилась мать, как не бранила дочь на чём свет стоит, Злата всё равно надела на безымянный палец золотое колечко. После, женщина забеременела, потому что мама захотела внуков. И теперь, ей было невыносимо жаль свою Лерочку, которая страдала от властной бабушки, как когда-то она сама.

***

Вынырнув из печальных воспоминаний женщина с грустью посмотрела на мужа. Он осунулся, редко улыбался и как будто постарел. Впрочем, Злата тоже жила в постоянном стрессе, стараясь как можно позже возвращаться с работы домой. Женщина вдруг подумала, что все они несчастливы: и она, и Иван, и Лера, и даже сама Ираида Александровна. Как же она раньше этого не замечала?

— Нам нужно переехать, — неожиданно сказала Злата.

— Что? — выпалил Иван глядя на жену ошалелым взглядом. — Ты это серьезно?

— Да.

Мужчина рассмеялся ей в лицо, а затем хлебнув чая сердито сказал:

— Я больше десяти лет твержу тебе о том, что нам нужно переехать. А ты, что? Отнекиваешься постоянно!

— Мне казалось, что нам и здесь неплохо… — неуверенно ответила женщина опустив глаза. — Тем более, мама расстроится: у нее плохое здоровье, нервничать же совсем нельзя. Сам знаешь, как тяжело ей было после развода с отцом.

— Златка, опомнись! Она развелась с твоим отцом за год до нашей свадьбы, — воскликнул Иван. — А со здоровьем у неё все замечательно: ещё нас всех переживёт, вот увидишь. Мы съедем, а мама, глядишь, личную жизнь наконец устроит, — с надеждой сказал мужчина. — От нас отвяжется.

 

Злата с сомнением посмотрела на мужа. Ей бы тоже очень хотелось чтобы Ираида Александровна была счастлива. Но мама так умоляла молодую пару не уезжать, ссылаясь на то, что ей одной будет просто невыносимо. Поэтому молодожены остались жить с ней на долгих десять лет.

— Мне кажется, что маме нужно побыть одной, она от нас устала, — осторожно сказала Злата. — Давай подыщем квартирку неподалёку. Деньги у нас есть…

— Неподалеку?! — перебил её муж. — Нам наверное надо уехать в Магадан, чтобы тёща не таскалась к внучке каждый божий день!

Усмехнувшись Злата прислушалась к звукам за стеной. На мгновение воцарилась звенящая тишина, а затем, в коридоре послышались шаги. В кухню вошла Ираида. Она придирчиво оглядела затаившуюся парочку и исполненная возмущения воскликнула:

-Дожили! Лерой совсем никто не занимается! Скоро её из школы выгонят.

Огромным усилием воли Злата посмотрела матери в глаза и четко произнесла:

— Мы сами разберёмся!

-Да как ты разговариваешь с матерью?! — поразилась женщина и театрально схватилась за сердце. — Живёте на всём готовом столько лет и ещё смеете мне перечить?

— Кстати, об этом… — медленно произнесла дочь. — Мы решили переехать. Думаю без нас тебе будет намного спокойнее.

Ираида навалилась на стену и резко побледнела. Такого поворота событий она никак не ожидала. Иван тут же подскочил к тёще и под руку осторожно довёл её до табуретки. Оказавшись за столом, женщина залпом выпила предложенный стакан воды.

-Вы не можете… — прошептала она, — я не хочу оставаться одна…

-Мама. Мы уже решили! — настойчиво повторила Злата.

— Ради кого я буду жить? — прошептала Ираида. — У меня никого нет кроме вас…

— Мы снимем квартиру неподалёку и ты всегда сможешь прийти к нам в гости, или мы к тебе. Всё будет хорошо, — пообещала Злата и заметила стоявшую в коридоре Леру. Девочка счастливо улыбалась.

***

Переезд был сложным. Много было пролито слёз и сказано слов, но в конце концов Ираида Александровна свыклась с мыслью, что её единственная дочь может быть счастлива и без неё. Проводив Злату, Ивана и Лерочку, женщина медленно прошлась по некогда шумной квартире.

«Здесь Лерочкина кроватка стояла, когда она только родилась, — с грустью вспоминала женщина. — А здесь мы отметки делали каждый год, когда внучка подрастала, — она провела рукой по дверному косяку исчерченному ручкой.»

Всю ночь женщина плакала. Она не понимала, чем заслужила такое отношение: всё что Ираида делала, было «во благо дочери» и «ради неё».

Прошло полгода. Ираида Александровна часто прогуливалась мимо дома Златы, который находился в десяти минутах ходьбы от её квартиры. Но никогда не заходила в гости без предупреждения, не отчитывала дочку за грязный пол или немытую посуду. Нет. Женщина смирилась и наконец поняла, что её девочка выросла. Даже с зятем Ираида старалась не спорить, в те моменты, когда бывала у семейной пары в гостях.

— Мама стала другая, — с удивлением заметила Злата, после того, как Ираида Александровна ушла к себе домой в один из вечеров. — Ты заметил? — обратилась она к Ивану.

 

— Я? Ты серьезно?! Да тёщу как подменили! — воскликнул Иван, убирая со стола грязные чашки. — Я на той неделе чинил ей розетку, помнишь? Так вот, она была так любезна, что даже не совала свой любопытный нос в провода, потом накормила меня борщом, а ещё и спасибо сказала!

-Дааа… Наверное нам нужно было сразу переехать, тогда отношения бы не были испорчены, — задумчиво сказала женщина. — И с Лерой бабушка иначе общается, по-доброму что ли. Про оценки больше не спрашивает, только хвалит, когда дочка ей о пятерках рассказывает… А учиться Лерочка стала чуть лучше, на удивление. Жаль, что в моём детстве мама вела себя иначе…

— Точно!

— Знаешь что мне мама сказала сегодня?

-Нет… — оживился мужчина.

-Она с некоторых пор гуляет по парку не одна! Познакомилась с замечательными женщинами и мужчинами, тоже пенсионерами. А когда рассказывала об одном из мужчин то раскраснелась, — заметила Злата. — Мне даже показалось, будто он ей нравится! Ох, как же я рада, — мечтательно улыбнулась она.

Иван рассмеялся. Он и не думал, что люди правду говорят: «Согласие в семье — богатство». А с тёщей лучше жить на расстоянии. Это он усвоил точно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.23MB | MySQL:65 | 0,457sec