Метель.

Зима в этих краях была суровая, оно и понятно — край земли. Но, несмотря на лютую стужу, сковывающую природу уже осенью, сердца людей были теплы и гостеприимны. Наверно потому, что единственным развлечением долгими морозными днями были люди, заглянувшие в гости на тёплый огонёк.

 

Кирилл приехал в Мурманскую область с целью написать серию репортажей о малочисленных народах Крайнего севера. Кому ещё поручать такое ответственное задание, как не самому лучшему журналисту в редакции, не боящемуся лютых морозов. Насчёт морозов Кирилл мог бы поспорить, но слишком заманчива была премия, которую обещал главный редактор.

Поэтому Кирилл сидел сейчас в тёплом, уютном домике на краю скованного морозом посёлка и слушал наставления деда Макара.

— Этот саам живёт в наших краях лет двадцать уже. Откуда он появился никто не знает, нелюдимый он. Раз в месяц приезжает на своих оленях, нагружает повозку продуктами, и укатывает в свою тундру. Юрта у него там стоит одна-одинешенька.

Другие-то саамы живут как-то кучнее, а этот вот одиночка. Говорят, что отец его шаманом был, умел с духами разговаривать и мог мор на людей и оленей наслать, — говорил дед Макар, подбрасывая в печку дров.

— Да брехня всё это. Какие в наше время духи, — смеялся Кирилл, увязывая свой рюкзак.

— Брехня, не брехня, но ты смотри не сворачивай никуда. Метель только к вечеру обещают, поэтому сейчас лыжня хорошо видна. Вот по ней и иди, а юрта Назара аккурат слева от неё будет, не проедешь. Только не сворачивай, тундра чужаков не любит, — говорил дед Макар, окидывая хозяйским взглядом одевшегося Кирилла. Он-то приехал в ботиночках, которые Макар тут же закинул под кровать и достал меховые унты. В мехах в тундре надежнее.

Кирилл шёл на лыжах и улыбался. Морозный воздух пощипывал щёки, лёгкий снежок тихо кружился в воздухе и опускался на его меховой воротник. Он останавливался и рассматривал снежинки на рукавицах.

— Красиво! — восклицал он, и стряхивал их на землю.

Метель началась внезапно, а может быть, Кирилл просто не заметил её приближение. Всё стало белым бело и лыжня исчезла под слоем снега.

Ему казалось, что он идёт в верном направлении, ведь до цели оставалось совсем чуть-чуть. Вон там, где виднелись деревья, и была юрта Назара, как говорил дед Макар.

Деревья. Сейчас не видно даже собственных ног.

Кирилл стал замерзать и его начала охватывать паника. Замерзнуть в метель, это было не самой желаемой кончиной. А если ещё и волки. Чёрт же его дёрнул согласиться на эту авантюру. И премия, если он превратится в ледяную мумию, будет уже не нужна, думал Кирилл, лихорадочно всматриваясь в белую пелену.

Вдруг он заметил какой-то чёрный силуэт.

«Наконец-то, юрта Назара», — подумал Кирилл и, быстро, как только могли двигаться замёрзшие ноги, пошёл туда.

 

Это была не юрта, а какой-то сарай, но Кирилл, не обращая внимания, ввалился внутрь. Было темно и тихо.

» Наверно спит», — подумал Кирилл и, пошарив в темноте рукой наткнулся на лежанку. Лёг, накрывшись какой-то дерюгой. За спиной было что-то холодное и твёрдое, но, не обращая на это внимание, он, начав согреваться, заснул.

Кирилл проснулся среди ночи от холода. В маленькое окошко светила луна, освещая помещение призрачным светом. Он осмотрелся и заметил, что на полу лежат какие-то белые свёртки. Оглянулся назад и различил очертание человека, рядом с которым он заснул.

— Назар, — позвал он тихо.

Ответа не последовало.

Тогда он тронул его за плечо. Оно было твёрдым и ледяным от холода.

— Назар, — уже громче позвал Кирилл и наклонился к самому лицу.

Лицо было белым, а рот приоткрыт.

Он отпрянул от ужаса, поняв, что это покойник.

Кирилл попятился назад и споткнулся о белый свёрток, лежащий на полу, который тоже оказался покойником.

Он закричал и бросился вон из сарая.

Не помня себя от ужаса, Кирилл, кое- как влез в лыжи и пошёл не зная куда. Но, то ли духи зимы были к нему благосклонны, то ли ужас придал ему силы, а к утру он колотил в дверь дома деда Макара.

 

Долго Макар его отогревал, растирая заледеневшие руки и ноги спиртом, а сам говорил:

— Я же тебе наказывал, чтобы ты не сворачивал с дороги. Надо было тебя сразу предупредить, чтобы ты не лез в одинокий сарай. Это у нас типа морга что ли. Зимой-то покойника не похоронить, вот и приходится ждать до весны, когда земля оттает. А незнающему человеку туда попасть страшно, да. Как у тебя ещё разрыв сердца не случился.

А отогревшись, да отоспавшись, Кирилл собрал свои вещи, и поехал домой. Премия, оно конечно, хорошо, но своё здоровье дороже. Да и репортаж о ночи в морге на крайнем севере будет той ещё экзотикой.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.13MB | MySQL:64 | 0,321sec