Мама, приезжай к нам понянчить внука

Настя ломала голову над важной проблемой – ее шеф, душка и просто хороший человек, уговаривал Настю на две недели выйти на работу, несмотря на то, что она находится в декретном отпуске.

 

— Настюш, только две недели, выручай, — просил ее Николай Иванович. – Ну что же вы, молодые, делаете со мной: то рожать вам надо, то замуж выходить! Катя в медовый месяц собралась на море, вот и прошу ее подменить. Хочешь, я няню оплачу твоему сынишке?

— Ой, нет, Николай Иванович, только не няню, я им не доверяю, — ответила Настя. – Ладно, я что-нибудь придумаю, завтра позвоню.

Н-да, действительно проблема! Мужу отпуск точно не дадут, даже за свой счет. Свекровь хоть и хорошая женщина, но она дочкой затюкана – у золовки трое детей, и она постоянно с ними сидит. Отдать двухлетнего Алешку в эту массу двоюродных сестер и брата – это значит отдать на растерзание: старшие монстры его просто разорвут, уж слишком они капризные и избалованные. Нянька – сразу нет, остается только попросить маму приехать. Но это тоже сплошной кошмар!

— Насть, ну а что в этом такого? – спросил ее пришедший с работы муж. – Я знаком с тещей, пусть и по видеосвязи, видно, что она Лешку любит, хорошая женщина.

— Да, Жень, она близких людей любит, — согласилась Настя. – Но к чужим – настоящий мизантроп. Сама ни с кем не общается, кроме своей собаки, а если выходит в люди, то со всеми лается, как и ее такса Люська. Всем доказывает, что знает законы, хотя половину из них сама и выдумывает, в общем, мрак!

— Ну а что нам чужие? – улыбнулся Женя. – Максимум, что она будет делать – это выходить гулять с Лешкой. Думаю, она во дворе никаких дел не наворотит.

— Эх, плохо ты мою маму знаешь! – вздохнула Настя.

Ничего не поделать, позвали маму. Поехали встречать ее на перрон, вот уж и поезд подъехал! Настя втянула голову в плечи – сейчас точно что-то произойдет! И точно — из вагона вышла мама с невероятно толстой таксой, которая лаяла на проводницу вместе с мамой!

 

— Я законы знаю! – возмущалась мама. – Намордник собаке не обязателен, если она не кусачая, а то, что лает, то это неважно!

Женя поторопился вытащить тещину сумку из вагона, чтобы скорее закончилась эта грызня. Шли по вокзалу молча, только бы маму еще кто-нибудь не возмутил. Даже Люська молчала, перебирая своими короткими лапками как жирная утка, раскачиваясь всем телом со стороны в сторону. Уже дома можно было расслабиться.

— Мам, особо ничего делать не надо, Лешка у нас тихий малый, без капризов, — объясняла Настя маме. — Гуляй только на детской площадке, в магазин ходить не нужно, мы сами.

— А мне еще Люсеньку надо выгуливать! Я с ней выхожу в семь утра и в семь вечера, вы, надеюсь, уже дома будете?

— Будем дома, Анна Юрьевна, — ответил Женя.- Настя с утра, я к вечеру.

Сюрпризы начались уже со следующего дня, когда мама пошла выгуливать свою таксу. Дворничиха тетя Надя сделала замечание новой жительнице дома, по поводу того, что собаку надо выгуливать с пакетами для экскрементов.

— А это что, по-вашему? — Анна Юрьевна грозно потрясла пакетами перед носом тети Нади. – А я вижу, вы к своей работе спустя рукава относитесь, а другим замечание делаете! Вон, валяется обертка от конфеты, а вон пластиковая бутылка, а вы уже там подметали! Мне что, в ЖКХ на вас жаловаться? А что, я могу!

Следующим этапом стали женщины, гулявшие во дворе со своими детьми:

— Дамочки, вот вы катаете своих детей на качелях уже минут десять, вы что, не замечаете, что тут очередь за вами? – возмутилась Анна Юрьевна.

— Какая очередь? – удивились дамочки.

— А мы вам с внуком, что, не очередь? Сойдите с качелей, вам пора в песочницу!

Женщины не решились спорить с наглой старушкой и уступили качели. Только Анну Юрьевну потом возмутило, что в песочнице, куда потом захотел пойти ее внук, слишком много детей, Алешеньку засыпают песком, и вообще, невоспитанным детям место дома или в исправительном учреждении. Растерянные мамашки не захотели пререкаться, и пошли с детьми в ближайший парк. Алеша стал плакать, что ему не с кем играть, пришлось бабушке вести его домой.

 

Следующей жертвой Анны Юрьевны был сосед. Классический случай – он посмел сверлить стену дрелью! Возмущению старушки не было предела:

— Молодой человек, а вы знаете закон о тихом часе?

— Это что за странный закон? – удивился сосед.

— Да-да, есть такой закон, изучайте! В обед нельзя сверлить, дети спят! И вообще не надо сверлить в стену, где живут маленькие дети! Убедитесь, что ваши соседи вышли на прогулку, и тогда хоть рогами стену бодайте!

— Я не понял, что за намек?

— Поймете, когда я на вас жалобу подам!

— Куда? – сосед был в шоке от хамства женщины.

— Куда следует! — усмехнулась Анна Юрьевна. – Когда вызовут – узнаете!

Ох, и на этом она не успокоилась. Несмотря на просьбы дочери, она пошла-таки в магазин, взяв с собой толстую Люську, которые привязала к перилам на крыльце небольшого супермаркета. Люська посчитала это оскорбительным, и устроила истерику на крыльце. Лето, жара, двери открыты, а собачий скулеж и лай раздается на весь магазин.

— Женщина, вы бы собаку домой отвели, — взмолилась кассирша, но Анна Юрьевна с невозмутимым видом проходила вдоль прилавков, будто ничего не слышала, зато уже стоя на кассе, она устроила дебош:

— Вы что, не знаете, что мне надо пакет предложить? И творожок в маленький пакетик положить! Почему вы мне хамите? Зовите сюда заведующую, будем разбираться!

Уже дома, Настя, держась за голову, выговаривала матери:

— Мама! Ты всего три дня здесь! Как ты успела все наворотить? Тетя Надя, добрейшей души человек, жалуется на тебя, даже чуть не заплакала, рассказывая мне все твои претензии! Что тебе сделали мамочки на детской площадке, у них такие же дети и Алешка с ними дружит! Сосед, Женькин друг и тот пострадал. Зачем ты ему про рога сказала? Он него недавно жена ушла к другому, такое впечатление, что мы тебе про него насплетничали! Ой, мама, ну у тебя и характер! А ведь мы всего год в этом доме живем, но ты всех настроила против нас!

 

В эту же минуту позвонил муж:

— Настя, ты только не переживая, но я сломал руку, — сказал Женя. – Ничего страшного, трещинки, но мне все равно наложили гипс и дали больничный.

— Ой, ура, слава богу! – Настя аж подпрыгнула от радости. – Ой, то есть, как так получилось? Бедненький мой!

Не было бы счастья, так несчастье помогло. Маму можно было отправлять домой, хотя она и не обиделась – в ее городе и продавцы сговорчивее и соседи тише – она сама их когда-то «построила» знанием своих прав и законов.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.57MB | MySQL:67 | 0,354sec