«Куриные мозги». Из деревенской жизни

Многие рассказы я пишу со слов моей соседки, которой восемьдесят три года. Она живет в доме под березами. Я люблю слушать — она хороший рассказчик. Этой зимой она уезжала жить к дочери в город, а на лето вернулась в свой дом. Когда уезжала, наказывала мне: «Ты петухов-то молодых не всех в суп пускай. Мне одного оставь, на лето приеду — курушек куплю штук пять-шесть, а петушка уж ты мне прибереги.» Конечно, я обещала, что оставлю самого красивого.

Перед Пасхой соседка моя вернулась в свой дом, и я опять приходила к ней с новостями, а она рассказывала о своей жизни в городе у дочери.

Прошло недели две, и она радостно сообщила, что дочь привезла ей пять курушек. Да вот незадача, обманули её на рынке: вместо несушек подсунули большеньких цыплят, и когда они яйца будут нести — один Бог знает.

 

-Петуха — то нести? Я ведь оставила.

-Неси! Конечно, неси!-глаза соседки светились радостно. — Значит, не забыла, спасибо!

Прошло несколько дней, и я решила узнать, прижился петух на новом дворе, как его куры встретили.

-Не знаю, что и сказать. Петух — молодец. Сразу закокал возле них, а они от него шарахаются, забиваются в углу где-нибудь.
Как могла успокоила переживающую соседку. А через дня три она сообщила: сидят теперь вместе на насестях, но «гулять» к себе не подпускают. Он уж возле них и так и эдак — ни в какую.

Прошел еще месяц, а соседка жалуется: не несутся куры, видно, совсем молодые были, теперь только жди к осени.

Не была я у своей рассказчицы дней десять, наконец выбрала время.

И вот вечерком, когда жара немного спала, опять сидим на крылечке её дома под березами.

Дом моей соседки. здесь мы сидим с ней на крылечке.
-Какую я тебе сейчас историю расскажу! — восклицает она. -Во-первых куры мои занеслись, уже десяток яичек собрала.

А послевчера глянула — курушка одна невеселая ходит и ест плохо. Ну, на ночь загнала в курятник, вроде ничего — зашла. А утром ползком еле-еле из катуха выползла. Остальные ко мне пришли, они ведь почти ручные у меня стали, с ладони корм берут. А Рыжуха в ямку возле катуха легла и не идет. Смотрю — петух к ней вернулся, переступает возле неё и «ко-ко-ко», зовет её, она не двигается. Наблюдаю за ними, так уж он возле хлопочет.

 

А дальше — гляжу, он её под бок легонько подтолкнул, она из ямки немного сдвинулась. А петух ещё легонько толкает, она шажок сделала. Вот тебе и куриные мозги! Он ведь так потихоньку к остальным курам её подвел. Интересно как было: она шажок, он возле неё тоже шажок, а сам на своем языке подбадривает. Вот какая картина!

-Ну, а сейчас она как?

-Ничего, оклемалась, ест, бегает. Не знаю, что это было, может, что плохое схватила, они ведь все подряд клюют.

Переживала я за неё. Дочь меня ругала, зачем тебе куры, здоровья не то. Оно правда: годы мои большие, старость пришла, давление скачет.

А вот проснусь утром рано, а петух в катушке так хорошо поет, голосок у него звонкий. Зовет: вставай, хозяйка, выпускай нас из курятника на волю. Встаю, кормить-то их нужно. Вот жизнь, слава Богу продолжается.

Пустяки, скажете вы, мои читатели. Но это жизнь деревни, из таких незначительных событий она состоит, особенно у старых людей.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.99MB | MySQL:56 | 0,410sec