Красные пятна на белых крыльях

«Не верь во всё, что я сейчас поведаю тебе! Спокойно спи, всё это было где-то…может, в твоём сне…»
Как же больно! И перекись закончилась как назло! А через несколько часов надо быть снова готовым полететь! Зелёнкой что ли ранки смазать? Или йодом? Ага, ещё и спиртом можно! Где только этот спирт взять? Где взять, где взять?.. Ха! А как же мой старый друг — Афанасьевич? Или он не обещался выручать меня? Только вот…Снова потом будет рассказывать всем про моё посещение! Ну и?.. Кто ему поверит! Опять же пальцем у виска покрутят, про белочку вспомнят и иже с ней!

Я подхожу к двери своего старого друга и начинаю тихонечко скребсти ногтями по его деревянной входной двери. Он знает, что это я, у нас с ним на такой случай договорённость есть, что я именно так поскребусь к нему.
-О! Давно тебя не видно и не слышно было! Ты где это пропадал, друг крылатый?
Афанасьевич открыл дверь и впустил меня в квартиру. Свет везде выключен, только телевизор в комнате тарабанит. Футбол друг мой смотрит. А ещё в комнате дым коромыслом.
-Афанасьевич, ты бы хоть проветривал иногда или дымил на балконе! Как ты спишь-то без кислорода совсем?
-Цыц мне тут, пернатый! Чё пришёл? Не без повода же? Хоть бы раз за просто так пришёл, проведал, узнал, как я тут, жив ли ещё?!
Мне немного стыдно. А ведь и правда, прихожу я к нему, только когда меня реально приспичит и мне нужна его помощь.
Я включаю свет. Вокруг выключателя на обоях всё то же старое сальное пятно от грязных рук. Ничего у моего друга не меняется в жизни. Может, и хорошо это, не знаю я.
Поворачиваюсь к нему спиной и слышу его удивлённый возглас:
-Шо? Опять? Да когда же это кончится? Ты так рискуешь и вовсе без крыльев остаться…Эх! Горе ты луковое!
Я пытаюсь заверить его, что мне почти и не больно, но обработать бы надо, смыть все эти красные разводы на крыльях, на что он нарочито сердито бубнит себе под нос:
-Тут, как я погляжу, шить надо, а я в этом деле не спец, знаешь ли! Да и опалин вон как много!
-Да не надо шить! Не надо! Ты это…Перекиси у тебя вряд ли есть, а вот спиртом или там сам знаешь…продезинфицировать бы.
-Ишь ты! Такой продукт на крылья изводить! Ежели бы ты внутрь попросил, так нет же, крылышки протереть! А вот как бы с собой хоть раз принести, а? Слабо?
-Афанасьевич, ну как ты себе это представляешь? Я с крыльями да в магазине на кассе!
-А то! И чего! Там, где её родимую продают, на тебя никто по-сурьёзному и не глянет, поверь старому другу, который в этом кое-что смыслит!
Он идёт к холодильнику, достаёт початую заначку, откручивает крышку и льёт из неё на видавшее всё, кроме стирального порошка, кухонное полотенце.
-Поворачивайся, малахольный! И откуда ты только взялся на мою голову! И как тебя угораздило столько дыр на крылья нацеплять? На охоте что ли побывал и дробью прилетело?
Я молчу, хорошо, что я к нему спиной и он не видит мою гримасу боли на лице.
-Ну чего дёргаешься, сейчас я тебе вот ещё и дуть буду, как маленькому! Был, спрашиваю, где?
Мне не хочется рассказывать всё в подробностях, но он же не отстанет, в этом я уверен. Да и чисто из благодарности надо что-то да ответить.
-Зацеперов сегодня спасал. Провода задел.
-И какого лешего ты их спасал? Они же сами приключений на пятое место ищут!
-Молодые они ещё, зелёные совсем, как же. Опять же, я кто…Вот то-то и оно…Ай!
-Не айкай мне тута! Погореть же мог сам-то! Дурень ты пернатый!
Я согласно киваю головой. Боли уже почти не чувствую, «приелась» словно бы боль, переболел как бы…
-Ну всё! Чего тебе ещё? И когда тебя по-новой в гости ждать?
Афанасьевич делает глоток из горлышка бутылки, одновременно бросая грязное полотенце прицельно куда-то в не менее грязную кухню.
-Не знаю…Может…
-Ой, не надо, не обещайся! Приходишь всё одно лишь, когда тебе помощь моя нужна! Так лучше пусть она тебе долго не понадобится. Вали уже давай, кур ощипанный!
Я двигаюсь к выходу. Слышу, как звонит в комнате старый стационарный телефон, который когда-то был красного цвета, но сейчас его реальный цвет уже потерялся за налипшей грязью и пылью.
-Алллёсь! Хто это? Светка? А ты чего, дочь, звонишь-то так поздно? Что ли тебе днём времени на отца не нашлось?
Минутное молчание, Афанасьевич насупил брови и внимательно слушает дочь, а потом начинает переспрашивать:
-Таки я не понял! Что с Пашкой, внуком и с другом его, что? Ссадины только у обоих? А чего тогда белугой воешь? А какого…они на электричку-то полезли, дурни…Кто спас их? Мужик с белыми крыльями? Трезвые они хоть, такое сочинять-то? Ты их дыхнуть попроси! Какой такой мужик с кр… Постой-ка! Эй, пернатый, ты где?
Я выхожу и закрываю за собой входную дверь. Спускаюсь. Стою у подъезда и смотрю на чёрное, в ярких звёздных вкраплениях, летнее небо. Расправляю крылья и лечу домой, на чердак старого заброшенного дома. Мне надо отдохнуть и набраться сил для завтрашнего трудового дня.
И вы ложитесь! Да не балуйте там шибко, у меня только два крыла, я ко всем могу и не успеть!
Ольга Мильгунова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.54MB | MySQL:54 | 0,420sec