«Конкретный» сын «конкретного» отца

Еда — дело святое
Дмитрий Иванович был мужчиной конкретным – если уж что сказал, то обязательно так и сделает.

И сын его Олег, естественно, вырос точно таким же — конкретным. Вечером за ужином взял и объявил родителям:

— Мам, пап, я решил поменять свою жизнь. В общем, я всё посчитал, через год я куплю себе крутую машину. Я так решил.

 

— Машину? — удивилась мама, и с вопросом посмотрела на мужа. — Ты слышал? Он уже решил.

— Не глухой, — кивнул Дмитрий Иванович, и обратил свой внимательный взор на сына. — Молодец. На какие шиши тачку брать будешь?

— Я институт брошу и стану ролики прикольные снимать. Сейчас в интернете, знаете, сколько на этом блогеры зарабатывают? В моих планах уже за этот год заработать не менее пяти миллионов.

— Ах, в планах, — хмыкнул отец. — Планировать – это хорошо. Планировать можно. А институт когда собираешься бросать?

— Завтра и брошу. Мне спешить надо. Пять лямов на дороге не валяются.

— Погоди-погоди, сынок! — мама заерзала на стуле. — Тебе же всего два года в институте учиться осталось. Может, ты со своим планами погодишь? Два года — это совсем не много.

— Да ладно, мать, — отец положил руку сыну на плечо. — Он же все уже решил. Всё спланировал. Ты, Олежка, только не забудь нам с мамкой деньги, потраченные за твою учёбу — за все три года — вернуть.

— Да уж конечно! — радостно улыбнулся сын, довольный тем, что отец поддерживает его решение. — Деньги отдам сразу, как только заработаю. Вы же три ляма на мою учёбу потратили, да? Я посчитал. Я же человек конкретный!

— Знаю, — кивнул отец. — Только скажи, ты уверен, что у тебя получится столько заработать на твоих роликах? — деловито спросил отец. — Какова вероятность? Ты считал? Желательно — в процентах?

 

— Эй, вы чего это? С ума оба сошли? — мать не верила своим ушам, как просто муж согласился с планами сына.

Но мужчины её, кажется, не слушали.

— В процентах?.. — Сын задумался. — Я думаю, десять процентов — это железно. Но десять процентов — это же много, да, пап? Это же не как в лотерее – вероятность выигрыша — ноль целых, ноль десятых.

— Десять процентов – это отлично, — кивнул отец. Затем встал со стула, нашел в шкафу спичечный коробок, вытащил из него десять спичек. — Один к десяти, это нормально. Вот смотри, Олег, я беру десять спичек, одну из них ломаю. Теперь отвернись, я зажму спички в руке, вместе со сломанной. Вытянешь сломанную — отдаёшь деньги, потраченные на учёбу тогда, когда заработаешь. А не вытянешь…

— Что тогда? — обеспокоенно спросила, почему-то, жена.

— Тогда он начнёт выплачивать деньги сразу, с этого месяца, по частям, в течение десяти лет. Десять лет — это сто двадцать месяцев. Три ляма делим на сто двадцать, это будет… Двадцать пять тысяч в месяц. Согласен, сын?

— Согласен… — хмуро ответил сын, и отвернулся. Он совсем не ожидал такого поворота.

— Тогда тяни, — сказал отец.

Олег опять обернулся к отцу и потянулся к его руке, в которой были зажаты спички. Подумал с минутку, и, всё-таки, вытянул спичку — не сломанную.

— Эх! — вырвался у него возглас отчаяния.

— Не переживай, — потрепал отец сына по голове. — Но двадцать пять тысяч первого числа каждого месяца — будь добр — клади на этот стол.

— Ты что говоришь? — опомнилась мать. — Откуда Олежка деньги тебе возьмет? Он же ещё ничего не заработал.

— Пусть работает. Уговор дороже денег. – Дмитрий Иванович пожал плечами.

— Это же твой сын! – не сдавалась жена.

— Ну, это же он сам всё и спланировал. Надеется на фортуну, но, фортуна — женщина капризная. Вытянутая спичка ему это показала. А деньги… Я же не банкир какой, на проценты его сажать не буду. Понимаю, что пока у него денег нет. И значит, мы из его питания будем высчитывать. Каждый месяц.

— Откуда?! — жена схватилась за сердце. – Какое ещё питание! Придумал тоже!

— Обычное питание, — улыбнулся Дмитрий Иванович. – Которое у него в тарелке лежит. На питание в нашей семье уходит где-то семьдесят пять тысяч. Правильно?

 

— Ну, — кивнула жена. – Где-то так.

— Вот, — опять улыбнулся Дмитрий Иванович. — Наш Олежка любит вкусно покушать. И значит, мы семьдесят пять тысяч делим на три человека. Как раз двадцать пять штук и получается. Деньги, которые тратятся на его прокорм. Мы же люди конкретные, деньги считать умеем. Значит, с завтрашнего дня он начинает питаться исключительно чаем. Без сахара. Ну, по воскресениям можно бутерброд с колбасой, тоненький, и кофе. Чтобы не загнулся парень. Хотя кофе и колбаса денег стоит, но… Олежка, всё-таки, наш сын. – Отец весело посмотрел на сына. — Да, Олежка? Как ты спланировал — так и будет. Ну, чего застыл, ужинай. Может, последний раз ты в этой десятилетке вкусно ужинаешь. Когда ты ещё на еду заработаешь? Эх, мужчина ты наш конкретный. — Отец ободряюще подмигнул сыну.

Утром Олег институт бросать расхотел…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.15MB | MySQL:67 | 0,372sec