История о доброте

Это очень короткая история. Кому-то может даже показаться, что она не стоит того, чтобы заострять на ней внимание. А кто-то прочтёт и улыбнётся. История о простой человеческой доброте.

 

Пенсионера Михаила Ильича в доме знали все. И не только в доме, но и во всём дворе, состоящем из трёх пятиэтажных домов. Он всегда был на глазах: утром и вечером мужчина имел привычку неспешно гулять вокруг домов, ни на кого не глядя. Сначала он гулял, складывая руки за спину, и прохаживался туда-сюда не меньше 10 раз, потом одна рука легла на палочку, а пешая прогулка сократилась до пары неспешных кругов, и часть утреннего и вечернего променада проходила на скамейке. Никто же не успел ощутить этот переход, когда пожилой мужчина вдруг резко постарел и превратился в настоящего деда.

Нельзя сказать, что в доме жили равнодушные люди. В соседях Михаила Ильича были люди, которые знали его с детства, потому что выросли на глазах мужчины. Раньше во всём дворе не сыскался бы человек, который прошёл бы мимо и не поприветствовал мужчину словами:

— Доброе утро, Михаил Ильич! Как ваше самочувствие?

Или:

— Добрый вечер, Михаил Ильич!

Дело в том, что в трёх домах изначально обитали работники пищекомбината, который Михаил Ильич возглавлял много лет. Он помнил, как в 1970-е годы строились эти дома, взамен старых деревянных бараков, где проживал он со своей семьёй и большая часть рабочих.

Потом он вышел на пенсию, оставив после себя своего зама и толкового работника Тараса Сергеева. Много воды утекло с тех пор. Целых 15 лет! Квартиры в домах были по несколько раз перепроданы, а новые жильцы понятия не имели о том, кто такой этот мужчина, совершающий ежедневные прогулки.

Однажды он уже возвращался домой, где, как и всегда, ждала его жена с горячим ужином, и стал случайным свидетелем сцены семейного скандала. На первом этаже дома, в трёхкомнатной квартире, где когда-то проживала бухгалтер комбината со своей семьёй, совсем недавно поселилась семья из четырёх человек: семейная пара с двумя мальчишками-сорванцами. О них быстро узнал весь подъезд, потому что сидеть спокойно эти дети просто не могли.

— Женька! – кричала мама на старшего мальчика. – Я не могу понять, как ты мог такое допустить! Ладно Сеня, он ещё маленький совсем, но ты-то взрослый уже! Первоклассник!

— Мам, конечно, ты не понимаешь! – воскликнул Женька. – Как, по-твоему, мы должны были поступить?

— Вы должны были дома посидеть два часа спокойно, пока я ездила на работу! Зачем вы вообще вышли из квартиры!

— Он нас позвал! Жалобно так! Мама, неужели ты такая чёрствая?

 

— Ах, я чёрствая? – вспыхнула женщина. – А подумать, что я устаю, папа устаёт, вы не могли? За ним же прибирать нужно, воспитывать, лечить, если заболеет! А сколько денег нужно на корм, игрушки, уколы!

— Мама права, – встрял папа мальчиков. – Вы поступили нехорошо…

— Нехорошо? – изо всех сил закричал Сеня. В голосе мальчика отчётливо звучало отчаяние и обида. – Вы нам всё время твердите, что мы должны быть добрыми!

— Не кричи, Сеня! – возмутилась мама. – Доброта доброте рознь. Я прошу вас любить друга, не хулиганить, не драться… Ой, простите, пожалуйста, – пробормотала женщина, увидев застывшего перед незапертой дверью их квартиры Михаила Ильича.

— Собственно, просить прощения должен я, – ответил тот спокойно. – Я остановился и намеренно стал слушать ваш разговор. И мне, вы уж извините, есть что вам сказать.

— И что же? – с грозными нотками в голосе спросил папа мальчиков.

— У вас удивительно схожая ситуация с той, что произошла в моём доме лет 30 назад. Я живу над вами, только двумя этажами выше. И вот что я вам скажу: дети правы. Мы учим их добру и сами противоречим себе, когда заставляем избавиться от приведённого с улицы щенка или котёнка. Мы просим их быть внимательными к другим людям, и проходим мимо тех, кто просит помощи у нас. Дети растут в удивительно противоречивом мире, и чем дальше, тем противоречий больше!

— И что вы предлагаете, оставить котёнка себе? – вздёрнула бровь мама. – Он может быть заразным!

— А вы сводите его к ветеринару, – посоветовал Михаил Ильич. – И, если уж вам настолько претит существование рядом с этим чудесным мохнатым комочком, не будьте жестоки, не выбрасывайте его обратно на улицу. Принесите его мне. Напомню, я живу двумя этажами выше.

И пожилой человек почтительно кивнул супругам и ушёл.

Он ждал, что они принесут котёнка в этот же вечер, но этого не произошло. Ни на второй, ни на третий день никто не стучался в их дверь, и постепенно Михаил Ильич забыл эту историю. Иногда он видел во дворе мальчиков, а те кричали ему хором:

— Здрасте! – и дальше занимались своими мальчишечьими делами. Где-то через месяц Михаилу Ильичу довелось столкнуться с родителями сорванцов в подъезде. Они вежливо поздоровались, а мужчина со вздохом сказал:

— Мы посовещались и решили, что вы правы. Не помешал нам этот котёнок, и сейчас не мешает. Мы к нему привыкли, как к члену семьи.

 

— Да и мальчики ответственные стали, – сказала мама. – Заботятся о нём!

— Вы обратите внимание на главное, – со вздохом предложил Михаил Ильич. – Они у вас добрые! Очень легко растерять обычную человеческую доброту. Они не прошли мимо животного, оказавшегося в беде, а ведь некоторые мальчишки предпочли бы над ним поиздеваться! Или поиграться и оставить в подъезде. Но ваши решили его спасти. Это главное.

Родители посмотрели друг на друга, но ничего на это не ответили. А Михаил Ильич пополз вверх по лестнице к себе домой. Он радовался, что среди детей, которые казались ему такими изменившимися и непонятными, он увидел такие привычные простые человеческие качества. Ему это было приятно.

Вся жизнь состоит из таких эпизодов. Ежедневно мы принимаем решения, которые сказываются на нас и наших близких. Эта история стала ступенькой к чему-то доброму. Пусть таких ступенек будет больше.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.13MB | MySQL:62 | 0,309sec