Дом

Маленькая девочка с мамой гуляла. Летний вечер, косые лучи Солнца, безветрие. В природе мир и покой. А на душе тихая спокойная радость – от красоты Божьего мира.

Они подошли к дому. Обыкновенная деревенская изба. Два окна с голубыми ставнями. А под ними – прямо в стене — одно бревно почему-то темнее других. И это заметно при определенном освещении. Как сегодня.

Мать спросила: «Видишь – дом улыбается»? Постояли, посмотрели. Милая улыбка старого дома душу согревала.

 

И мать сказала: «Запомни это улыбку. Как бы тебя жизнь ни мотала, по каким бы колючим дорогам ты ни бродила, — в памяти восстанови. Тебе легче станет».

С тех пор много воды утекло. И мать ушла в вечный дом, который где-то в ином мире. А девочка выросла.

Действительно, жизнь мотала по колючим неровным дорогам. Иногда от усталости жить не хотелось. Но – выпрямится, потрет больное место – и снова вперед.

Она понимала, что раскисать нельзя. Валится все из рук, душу сжимает кольцо тоски — смени занятие. И все восстановится. Снова можно идти по колючей неровной дороге.

Муж ушел к молодой. Несмотря на то, что прожили вместе тридцать пять лет и дочь вырастили. И тогда – в порыве горя – отправилась в магазин. Долго стояла около бутылок, вглядывалась в цветные этикетки. Что-то нашептывало: купи, душу облегчи. И не одну, а две-три. Отправляйся к веселой подруге. Поплачь и посмейся, песню спой. Отпустит».

Рука к кошельку потянулась. Но что-то нащупала в душе, какую-то точку опоры – невидимую, неосязаемую – и заставила себя выйти из магазина.

Вытащила из кухни все вещи, и рывками сорвала со стен темные обои. Достала светлые и радостные. Возилась-возилась. Вечером включила свет, и стены улыбнулись отсветом той старой улыбки забытого деревенского дома.

Бывает так, что в очень зрелые годы иногда утрачивается свет детства и юности. Небо делается тусклым, а жизнь безнадежной. Вернее, остатки жизни.

И тогда человек все чаще меняет занятия, чтобы в суете работы сгладить остроту печали. Хватается то за одну работу, то за другую.

А еще начинает думать только об одном: лишь бы колючек поменьше было – на остатках дороги.

В Сбербанке молодая красивая служащая долго уговаривала взять кредитную карту под очень «выгодный процент». Говорила, что удобно делать покупки: «Захотели себе что-нибудь – и без проблем приобрели. А потом можно рассчитаться. Не сразу, а когда деньги появятся».

А она посмотрела в молодые глаза и процитировала Есенина: «Я теперь скупее стал в желаньях». А от себя добавила для милой девушки, что ей уже ничего не надо. И под старость лет брать кредитную карточку – безумие. Понимаешь, не надо. Ничего!

Шла домой, не торопясь. Почему-то в сторону свернула. Ушла от своей улицы. Ноги сами принесли в старый парк – бывший кусок леса, отгороженный забором.

Бродила по дорожкам бесцельно. Оказалась на поляне. Летний вечер, безветрие, косые лучи Солнца. И вдруг резко пришло ощущение тепла – от руки матери. Так иногда бывает с запахами. Тебе за шестьдесят, идешь где-то, и вдруг – запах. Прилетел и улетел. Мгновенный запах из детства. Запах, которого не было во взрослой жизни.

 

Тепло от руки – как тогда – много лет назад. И вспомнила улыбку дома, и слова матери.

Подумала: почему я все это забыла? Что произошло в голове, что два окна с голубыми ставнями и темное бревно под ними улетели из памяти?

Дом внутри нас. Стоит и улыбается. Дом, в котором мы выросли. Как и Божий мир внутри нас.

Об этом помнить надо, ощущать в себе. Пустоты нет. Она – иллюзия, выдумка, миф.

И нас согревает улыбка старого дома. Нет ничего напрасного. Все имеет смысл. И неправда, что ничего не надо! Неправда! Это только кредитную карточку не надо.

Всё – подавай! И косые лучи Солнца, и вечернюю тишину, и аромат утреннего чая, и озорные глазки внучат.

Георгий Жаркой

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.78MB | MySQL:71 | 0,368sec