Дима Зицер: «Сумасшедшее счастье, когда тебя любят не за оценки, а просто так»

О недочеловеках и людях

Еще недавно — что такое пара веков для истории? — отношение к детям было сугубо прагматичным: либо как к рабочей силе, либо как к кукле, которую можно нарядить и покрасоваться перед гостями. Эдакий недочеловек, которому надо поскорее вырасти лет хотя бы до семи, чтобы приступить к своим обязанностям. Участь незавидная: маленький работник или игрушка, ребенок в любом случае считался собственностью взрослого и был абсолютно бесправным существом. Родители могли не только жестоко наказывать, но и распоряжаться жизнями детей.

Казалось бы, кошмар и варварство. Но так ли сильно изменилось отношение к детям в наши дни? Считаем ли мы их полноценными людьми?

Если да, то откуда вот это: «Нужно вырасти и стать человеком»? Такой подход культивировался в советское время (взять хотя бы книгу «Баранкин, будь человеком!» и фильм «Приключения Электроника»), процветает он и сейчас. Дети растут в этой системе координат, но главное — они сами с этим согласны. С тем, что они пока никто, что надо вырасти, чтобы стать настоящими людьми.

Мы разные, и в этом вся прелесть. Детям вы прежде всего нужны как родители

Думающие, сознательные родители могут возмутиться: нет, все не так, мы видим в своем ребенке личность! И все же нет-нет да и проскакивает что-то вроде: ну вот когда он подрастет и с ним уже можно будет разговаривать как со взрослым…

А разговор с ребенком «как со взрослым» — в корне неверный подход: во-первых, он не взрослый. Во-вторых, получается, что говорить с ним как с ребенком не интересно, он пока не заслуживает внимания, не дотягивает.

С ребенком можно говорить на равных: как с цельной личностью. Только вот стоит ли? Мы разные, и в этом вся прелесть. И детям вы прежде всего нужны как родители, а не как собеседники-сверстники. Это задает рамки, которые им необходимы. Главная же родительская задача — сделать так, чтобы ребенок понял: он самостоятельная, цельная личность. Понял и поверил в это.

О доверительных отношениях

Многие родители путают понятия. «У нас с ребенком доверительные отношения!» — гордо заявляют они. Только вот так ли это? Доверительные отношения — улица с двусторонним движением, поэтому если ребенок делится с вами всеми своими переживаниями и секретами, а вы со своей стороны не считаете нужным с ним откровенничать, их такими вряд ли можно назвать.

Впрочем, начать выстраивать такие отношения можно. Хотите, чтобы дети рассказывали вам о себе, о том, что у них происходит, что они чувствуют? Рассказывайте им о себе. Таким образом вы создаете модель, которой они следуют.

Об умении договариваться

Ситуация, знакомая большинству родителей подростков: ребенок обещал вернуться с прогулки в 23:00. Первый час ночи, а его все нет. Мать или отец на грани истерики, и тут чадо наконец является — совершенно, беспардонно счастливое.

Как поступает «настоящий родитель»? Немедленно портит ребенку настроение. Сажает под домашний арест, отбирает телефон — способов уйма. Но это худшее, что можно сделать. Давайте разберемся в том, что происходит. Почему он пришел в час ночи? Потому что ему было хорошо! И вы действительно хотите испортить настроение любимому человеку? Он наконец дома, с ним все в порядке — это повод успокоиться, а не повышать градус.

Да, вам, родителю, было плохо. Вы боялись так, что функционировали в «животном режиме»: у вас перехватывало дыхание, холодели ладони, пересыхало во рту, замирало или, наоборот, начинало учащенно биться сердце, появлялась испарина. И это нормально. Это проявление родительского инстинкта. Но важно понимать: это ваше чувство, а значит, вам им и заниматься. А то, что «если он придет раньше, я не буду бояться», лишь иллюзия. Будете бояться, просто чего-то другого.

«Ты пойдешь, если будешь писать СМС» — это не договор, а попытка продиктовать свои условия

Поняв, что дело в вашем страхе, можно пойти животным путем, ограничить свободу ребенка, а можно договориться. Надо помнить, что договоренность предполагает взаимовыгодные условия. Большинство договоров с детьми устроено так: «Давай ты сейчас поешь, а потом будешь делать то, что хочешь, — договорились?» И далее: «Ну еще ложечку! Но мы же с тобой договаривались!..» Но нет, в такой ситуации ребенок ни о чем не договаривался. Это манипуляция, обман: взрослые выдали давление за договор.

«Ты пойдешь, если будешь писать СМС» — это не договор, а попытка продиктовать свои условия. Куда честнее признаться ребенку: «Ты знаешь, я очень за тебя боюсь. У меня к тебе просьба: чтобы мне было спокойнее, звони или пиши мне, пожалуйста». Такая просьба дорогого стоит.

О сладком и походах в магазин

«Дай им волю, дети бы ели одно только сладкое», — вздыхают родители. Во-первых, это не так, не все дети готовы питаться сладким с утра до вечера. Во-вторых, если ребенок любой другой еде предпочитает сладости, значит, его этому кто-то научил. Значит, в семье из сладкого сделали объект вожделения. И это не повод возмущаться или сердиться — это отличная возможность поговорить. Используйте любовь ребенка к сладкому как предлог для разговора.

Кроме того, активно вовлекайте его в процесс выбора продуктов и готовки. Берите его с собой в магазин, иначе как он научится выбирать? Не заставляйте малыша просить:

– Мама, а можно мне чупа-чупс? — и не злоупотребляйте своим правом ответить «нет».

Коробочка, которую ребенок берет с полки и кладет в вашу общую корзину, считается его покупкой. Все, что вы можете, — спросить у него, что это, зачем это ему и уверен ли он в своем выборе.

Вы — одна семья, а деньги в семье общие. И никаких «в моем доме… на мои деньги»

Если есть необходимость вписаться в бюджет, нельзя экономить только на желаниях ребенка: ограничьте за счет всех. Можно поставить вопрос так: мы сейчас пойдем в магазин, у нас есть 1000 руб. Но нужно понимать, что у каждого члена семьи есть право на часть этой тысячи. Вы — одна семья, а деньги в семье общие. И никаких «в моем доме… на мои деньги».

Конечно, первое время ребенок может хотеть всего и сразу, но это только в силу неопытности. Ваша задача — помочь ему освоиться и почувствовать себя полноценным членом семьи.

О том, можно ли испортить ребенка любовью

Правила и запреты, традиции воспитания и современные подходы — кажется, родительство подобно прогулке по минному полю. Один неверный шаг и можно нанести ребенку неизлечимую травму или, наоборот, до невозможности избаловать.

На самом деле все гораздо проще. Ребенок не хочет спать днем — не укладывайте его. Не удается загнать в кровать по вечерам — отмените дневной сон. И купите ему наконец чупа-чупс, который он так просит.

– А мы не испортим этим ребенка? — спрашивают встревоженные родители.

– Нет, мы этим его починим.

– И есть мороженое перед обедом?..

– Можно!

– И что будет?

– Да ничего не будет. Дети съедят мороженое, и у всей семьи будет хорошее настроение.

Огромное количество людей портит нашим детям жизнь своими «почему ты так тихо (громко) говоришь?», «почему ты сидишь (стоишь), почему ты такой эгоист, почему ты не уступил место?», «почему у тебя не поглажены шнурки?». Приходя домой, ребенок должен знать, что здесь его тыл, здесь его не будут попрекать и оценивать, что здесь он может «зализать раны», что здесь его любят.

Это же такое сумасшедшее счастье, когда тебя любят не за оценки, не потому, что ты что-то сделал, а просто так.

Об эксперте

Дима Зицер — доктор пед. наук, директор Института неформального образования INO, автор книги «Свобода от воспитания». Его лекции для родителей и детей можно послушать в лектории «Прямая речь».

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.47MB | MySQL:64 | 0,277sec