Что делать?

Дина пила ароматный кофе уже не из старинной, оставшейся от мамы фарфоровой чашечки, отливающей перламутром, с золотой окаемкой. Осколки чашечки со вчерашнего дня покоились мусорном ведре. Она потирала огромный, болезненный синяк в полруки величиной. «Вот и я, такая же нежная и хрупкая, как этот китайский фарфор. Он превратил в осколки то, последнее, что ещё теплилось в моей душе, «смахнув» меня вместе с чашкой на пол во время вчерашней ссоры. Испугался, конечно, приносил тысячу, совершенно, ненужных мне извинений. И это действительно, было «последней чашей». Моему терпению пришел конец. Все! Сегодня же пусть этот джигит собирает торбу, на коня и в горы. Жизни с ним все равно не будет. Чуть что, орет. Все Эрик Вазгенович, больше не могу. Каждый месяц, якобы, к матери мотается. Жена у него там что ли? Меня то не приглашает! Я бы тоже к морю поехала, отдохнула бы там. Сто лет не была, хотя Чёрное море не так уж и далеко. Родственники его не поймут! А мои родственники понимают, что я выбрала его! Живу с ним, и они к нему с уважением относятся. Показать себя он умеет! Тётушки как его видят, так не отходят от него. Терпение у него не занимать с ними общаться, да об их болячках говорить. Лекарь. Лечит все их. «Дина, какого же ты себе мужчину «отхватила»!

 

Полтора года человеком был, а потом как с Арарата упал. Слова сказать нельзя. Молчи, говорит, женщина! Возомнил себя моим мужем. Вообще, «запустил» такое, что я должна в первую очередь думать о доме, и это в моей собственной квартире, а потом — все остальное. Язык мой, враг мой, возьми, да и ляпни – браслетик золотой хочу. Что тут началось! Хоть паранджу надевай. Я уж сомневаться начала, не Луну ли я в подарок у него попросила? Кончилось мужское благородство.

Нет, наверно я через недельку его выпровожу. Он снова к матери едет, а я ему не жена, так что, возвращаться ко мне незачем.

Эрик последнее время ходил раздраженный и подавленный. Сложности на работе, сложности дома, сложности в личной жизни. Столько больных поступает, и все тяжелые. Из дома мать звонит, детям нужен отец. Тяжело ей с ними. Болеет. А здесь Дина донимает своими капризами. Не до нее сейчас.

Лучше бы пошла работать! Специальность есть. Сидит, браслетики ждет. А самой не противно? Почему работать не хочет? Не понимаю.

Детей к себе взять не могу. Пока некуда. Да и где им здесь учиться? Дома пусть школу заканчивают. Один я не справлюсь. Работаю много.

Эрик хирург. Набрал ставок. Больница, плюс платная клиника. Когда мальчишками заниматься? Через неделю отпуск, оба выпускники. Посмотрю, что там у них. Хотел дом купить, придется довольствоваться квартирой, если мать будет настаивать чтобы я забрал детей. Жениться на Дине? А разве я вправе повесить на неё двоих подростков? Да и надо ли ей это? Конечно, замуж ей хочется. Это понятно. Женщина. Но, что она от меня ждет? Счетов в Швейцарских банках у меня нет. Зато есть болеющая мать и двое сыновей. Плюс, прибавится неработающая жена с запросами Британской королевы. Потяну этот воз? Вряд ли. Что нас связывает? Ни штампа в паспорте, ни детей у нас нет. А правильно я делаю, скрывая от неё своих детей? А могу я в ней ошибаться? Конечно, могу. Но, с другой стороны, поведение её приводит в шок. Потребности и амбиции дамы из высшего общества. Сама — врач терапевт, и не плохой, а работать не хочет. Да и какой с нее теперь врач? Человеку, любящему только себя, в медицине делать нечего. Ее жизнь начинает раздражать. Дети у неё головная боль. И всё таки, при всех её недостатках, есть один маленький плюсик. Она чертовски эффектная женщина. Добавить светлого ума, и немного добродетели, был бы я обладателем бесценного сокровища. А так… Наверное, куплю квартиру и уйду от нее. Это самый предпочтительный вариант. Сыновей забираю к себе. Пойдут учиться в медучилище. Другого выхода я не вижу.

Эрик пришел домой поздно. Дины не было. Снова развлекается у подруг. В холодильнике – космическая пустота. Женщине тридцать семь, а ум как у подростка. Эти ногти Франкенштейна, ресницы, пуд косметики на лице, и прочая ерунда, меня добьют окончательно. И это врач. Вот из- за такого врача, моя жена и умерла при родах. А рекомендовали, как лучшего специалиста. Может оно и так, но видела же какую взяла пациентку. А все эта самоуверенность. Не беспокойтесь Эрик Вазгенович, все будет хорошо. А сама недосмотрела. Хотя оправдывалась, сделала все что могла. Как врач понимаю, что ее вины нет. А как отец и муж готов ее был убить. А ведь Дина была хорошим врачом. Работал с ней, видел её отношение к работе. Почему не захотела лечить людей? Вот так опуститься, и в конечном счете ничего из себя не представлять. Удивительно! Как ей открыть глаза? Оставлю её, пропадет совсем. Скатится в бездну с такой никчемной жизнью.

 

В прихожей послышалась какая- то возня. Запах дорогих духов и алкоголя разнёсся по квартире.

-А, ты здесь?! А мы отмечали радостное событие в жизни Светки. Машину ей муж подарил,- и засмеялась. — А мне никто ничего не дарит. Даже за браслет скандал устроил.

«О, Господи, избавь меня от неприятного разговора. Какой идиотский смех! До чего безобразна пьяная женщина! «- подумал Эрик.

-Иди спать. Я не готов обсуждать машину Светки.

-Вот весь ты в этом.

-Иди спать. У меня завтра трудный день. Давай помолчим. И не будем ничего говорить.

Дина фыркнула, и молча пошла в ванную комнату.

Рано утром Эрик ушел на работу. У него сегодня дежурство. Каким оно будет? Да как всегда! Обязательно в его дежурство повезут сплошных «тяжелых».

Дина встала с головой, наполненной миксом тумана и коньячных испарений. «За коим чертом я лакала эту клоповонную жижу?! Ну, как же! «Венец природы» сам кузнец своего будущего, которое плавно перешло в отвратительное настоящее сегодня. Я, кажется, собиралась сажать на коня Вазгеновича, с целью переправки его в горы? Ужас! И что я буду делать одна? Ни детей, ни родителей, ни мужа, ни Эрика! А он, вижу, уже волком смотрит. Я его раздражаю, «наломала дров». Сам, без коня в горы убежит. Да, вряд ли в горы. На такую «фактуру» столько любительниц найдется – не отмашешься! Ну, а мне-то потом, что? Снова белый халат и больница? А, собственно, почему бы и нет? Что-то роль «владычицы морской» мне поднадоела, разбитое корыто где-то рядом! Ведь не было этого во мне никогда, значит, и сейчас ни к чему. Пожалуй, хватит. Отдохнула, порезвилась. Иду работать. И чем быстрее, тем лучше. Сегодня же пойду к главному врачу и попрошусь назад. Думаю, что возьмёт. Ведь просил же не уходить! Нет же, уволилась! Результат? Есть то, что есть.

Эрик приехал с детьми. Пойдут учиться в медучилище. Других вариантов нет.

Попрошу Дину, чтобы потерпела меня с детьми, пока квартиру куплю.

С аэропорта позвонил ей и был удивлен, что она на работе.

«Что случилось? Почему решилась идти на работу?» Вечером, оставив детей у друзей, пошел к Дине.

Она была дома, и как это ни странно, обрадовалась его появлению.

-Эрик, как я рада тебя видеть! Вот, решила пойти работать. Знаешь, что- то устала от праздной жизни. И знаешь, это так приятно, приходить на работу, надевать белый халат, идти утром на планерку, приветствовать коллег по утрам, общаться с людьми.

-Я очень рад за тебя, рад, что ты пересмотрела свою жизненную позицию. Я давно хотел с тобой поговорить и на эту тему, но боялся, что ты меня не услышишь. Ведь ты — хороший врач. Поверь, я очень рад.

А сейчас мне надо сказать важное для меня. Дина, я приехал не один.

 

У Дины все внутри оборвалась.

-Как не один? Ты что, бросаешь меня?

-Нет! Я не так выразился. Сейчас я тебе всё объясню.

Эрик рассказал и ждал стать реакцию на свои откровения.

-А почему ты раньше молчал? Где твои мальчишки?

-У друзей. Я просто не знал как сказать. Особенно в последнее время. Мы с тобой последний месяц только и делали, что ссорились.

Немедленно веди их сюда. В тесноте, да не в обиде.

Через месяц они зарегистрировались.

Теперь это дружная многодетная семья. Старшие братья нянчат в свободное от учебы время своих малолетних сестричек -погодок и любя обзывают их — колобки плаксивые.

Замечательно, когда заплутавший в дебрях находит дорогу к людям.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.17MB | MySQL:70 | 0,329sec