Честный раздел при разводе

Светлану было слышно двумя этажами выше и ниже. Так что в курсе ссоры был весь второй подъезд пятиэтажного дома. Был бы рабочий день, а то пятничный вечер.

Света не стесняясь в выражениях, ругалась уже целый час. Остановиться не могла. Слишком много всего накопилось, градус волнения нарастал, и женщина с перерывами принималась истошно кричать.

А потом вдруг затихла.

— Сенька, чего это она замолчала, не пришиб он её случаем? — спросила соседка из 22 квартиры.

— Ты чего, Игорь спокойный.

— Так орать, да буйствовать и спокойный не выдержит. Сходи, — соседка протянула мужу солонку, — соли попроси, проверь.

— Не-е-е, сама иди. Я чего-то боюсь.

— Ты телевизор не смотришь что ли? Вот так орут, орут, а потом бац и нет жены.

Сеня встал с кресла, в коридоре снял тапочки и взял ботинки.

— Ну что ты там так долго копаешься?

— Переобувался.

Пока Сеня топтался в прихожей, Светка вновь взвыла. Теперь что-то грохотало или кто-то бил о стену железной тарелкой.

— Не пойду, пусть сами разбираются.

— Ага, за два года семейной жизни никогда не разбирались, а сейчас пусть.

 

Людмила выскочила на лестничную площадку и два раза нажала на звонок 23 квартиры, а потом громко постучала в дверь.

— Иди, — отправляла мужа Люда.

Муж жался к стенкам и не торопился, тогда Людмила вытолкала Сеню из квартиры. Соседняя дверь в то время открылась, энергично щёлкнув замком два раза, и в дверном проёме появилась Светлана. Она стояла взлохмаченная, с заплаканными глазами и расстроенно смотрела на соседа. Грохоча цепочкой на поводке, к двери на своих коротких ножках засеменил бультерьер Мотя.

— Мешаю? Ладно, поняла, кричать не буду. — Света вздохнула и, оттолкнув Мотю от двери, собралась её закрыть.

— А Игорь где? — на лестничной площадке возникла Люда.

— А он здесь не живёт теперь, развелись мы сегодня, — Света поправила волосы и попыталась сделать серьёзное выражение лица.

— Ка-а-ак? — не выдержала Людмила и прикрыла ладошкой рот.

— Вот так и развелись и уже имущество поделили, как сказал Игорь — разделим всё по-честному. Ты квартиру до брака покупала, а я гараж, при том и останемся.

— А вам и делить нечего, получается, — пожала плечами Людмила, сочувствуя.

— Нечего, тётя Люда. А вот подарки, сказал, давай друг другу вернём. Ну, и вернул мне Мотю, а себе машину, что мне подарил. У-у-у-у, как я теперь без машины и с этим псом, — Светка снова пнула Мотю, тот не стал ждать больше пинков и засеменил на кухню, гремя цепочкой на поводке.

— Что это? — спросила Светлана, кивая на увиденную в руках Сени солонку.

— Соли…

— Ну проходите, — Светка распахнула дверь. — Сейчас ей не хотелось оставаться одной.

Сеня разулся у порога, а Людмила прикрыла свою дверь и тоже заскочила к соседке.

— Торт есть — праздную я, будете?

Сеня начался мяться и бурчать, отнекиваться, но Люда больно ткнула мужа в бок локтем и, улыбаясь, выкрикнула:

— Конечно!

Людмила дождалась, когда кусочки торта легли на тарелочки и чай в кружках начал остывать и спросила.

— А чего, Светочка, развелись? Так хороши жили?

— Так я это… слишком хорошая. Не вдохновляю больше.

— В смысле хорошая, разве это плохо? В первый раз слышу, чтобы от хорошей жены муж уходил.

На самом деле такие истории уже случались на работе у Людмилы, но личная жизнь молодой соседки не давала покоя.

— Мыла, убирала, рубашки гладила в двенадцать ночи, борщи варила, а, оказывается, надо было не бытом заниматься, а его вдохновлять. Как будто он поэт какой, а не инженер на заводе. Вот, видимо, на заводе его кто-то там и вдохновил. Да ну его! Только вот собаку свою мне оставил? Зачем она мне? Может, возьмёте Мотю к себе?

— Ой, нет, у меня сразу аллергия начнётся. Я вот уже чешусь вся, — и Людмила сразу сделала вид, что руки у неё чешутся. — Мужчину нужно в тонусе держать, правда же, Сеня? Чтобы некогда было не то, что смотреть по сторонам, а даже думать. Мужчина должен быть полностью тобой заполнен. С ног до головы. Особенно, это головы касается. Тогда не уйдёт. Сыт, одет, обут, обстиран и немного попилить, для формы, так сказать.

Второй кусок торта Людмила уже не осилила и стала собираться домой. Светлана же продолжала молчать, переживая свою обиду на бывшего мужа.

 

— Вот поплакала, поистерила, душу отвела и хватит. Нос выше. А Мотьку привези Игорю и в пороге оставь. Скажи, что уезжаешь на море, любимый пёсик скучать будет. А потом дела, заботы и не забирай животинку. А машина, что машина, накопишь. Молодая такая. Десять машин себе купишь. Ты главное пойми — что раздел у вас при разводе и, правда, честный был. Тебе свободу от домашнего рабства, а ему то, что заслужил.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.54MB | MySQL:63 | 0,415sec