Бабушка, посиди с ней

Она сидела над спящей правнучкой и тихонько плакала. Какая же одинаковая судьба предначертана женщинам их рода! А сама словно по новой и по новой проживает эти судьбы.

Шестьдесят лет назад она сама осталась с бабушкой. Выросла и твердо решила, что своих детей никогда не бросит.

Муж от неё ушёл и осталась одна с дочерью Маринкой. Не бросила, воспитала, словно заново свою жизнь до двадцати лет прожила.

Выросла дочь. И ей предначертано одной без мужа дочь поднимать. Но уехала та на заработки, оставила дочь своей матери. А как бабушка внучку свою Наташку любила?! Видно, у неё это в крови. Бабушку-то и звали Любой. Вырастила внучку. Мать иногда деньги присылала, иногда в гости приезжала, подарки привозила. Прожила баба Люба ещё одну жизнь. Казалось, все свои обязанности она на этой грешной земле исполнила. Но…

Родила и её внучка без мужа. Полгода всего маленькой Олесе исполнилась. Подошла как-то внучка и говорит:

— Бабушка, посиди с ней! Мне там работу хорошую предлагают.

И исчезла Наташка. Иногда звонит, о здоровье спрашивает.

А каково прабабушке одной с маленькой правнучкой. Даже в магазин выйти нельзя – не с кем её оставить. Соседи помогают. Но ведь бабе Любе уже шестьдесят. Надо что-то решать – одной уже не вытянуть правнучку.

Долго смотрела баба Люба на свой старенький телефон, все позвонить не решалась. Денег-то на телефоне совсем нет. Тариф-то хоть и социальный, а дочь-то далеко живёт, сразу все деньги и уйдут.

Два дня не могла решиться. А на третий день дочь сама позвонила. Голос такой радостный:

— Здравствуй, мама!

— Здравствуй, доченька! – а у самой слёзы на глазах.

— Мама, ты что, плачешь?

— Ушла Наташка. Оставила мне правнучку и ушла. А у меня уже сил нету…

— Мама, мама, что ты говоришь? Как это ушла?

— Так же, как и ты двадцать лет назад. И до сих пор мотаешься, — не могла больше слёзы баба Люба сдержать, зарыдала, продолжая свозь слёзы дочери всё рассказывать. – А Олеся ведь тоже человечек, хоть и маленькая. Вдруг со мной что случится, как она одна останется? Ей и годика нет…

— Мама, мама, подожди, не плачь! Надо что-то решать…

— Вот и решай – это твоя дочь и твоя внучка. Вы думаете, я до восьмидесяти лет проживу в здравии и рассудке?.. Ой, Олеся заплакала!

— Мама, я обязательно всё решу…

Но бабушка уже оставила свой телефон на столе и убежала к правнучке.

А к вечеру и внучка позвонила:

— Баба, родная, потерпи немного, — начала без предисловия. – Меня через месяц, в крайнем случае, через два утвердят представителем крупной фирмы по нашей области.

— Наташенька, внученька моя…, — заплакала бабушка.

— Баба, ты даже не расстраивайся – я вас с Олесей не брошу! Ты, извини! Я спешу. Совсем нет времени.

Вновь потянулись дни для бабы Любы. Лишь дней через десять дочь позвонила:

— Мама, я развожусь со своим очередным. Продаю свою квартиру и к тебе возвращаюсь.

А баба Люба даже не знает, горевать или радоваться от такой новости:

— Конечно, доченька! Квартира-то наша, три комнаты, просторные. Знаешь, как мы хорошо заживём. Возвращайся, доченька!

— Работа у меня хорошая была…

— И здесь найдёшь работу. Проживём!

Ещё месяц прошёл. Правнучка уже ходить пытается. А баба Люба всё ещё свою дочь и внучку ждёт. Да, что-то не торопятся те. Дел у них всё невпроворот.

И вдруг как-то вечером, спать уже с правнучкой собрались. И тут скрежет замка входной двери. А ключи-то только у дочери и внучки. Бросилась в прихожую:

— Маринка, доченька!

— Мама! – прижала мать к плечу и сама разревелась.

Зашла Марина в комнату, бросилась к малютке:

— Внученька!

А та, как заревёт, и быстрее к бабе Любе на ручки. А баба Марина только головой покачала. Затем улыбнулась и к сумкам своим бросилась. Достала куклу, красивую, в розовом платье, и внучке своей подаёт. У той сразу слёзы высохли.

Баба Люба на кухню ушла и, наверно, первый раз за последнее время ужин спокойно приготовила. Выглянула в комнату, а её дочь и правнучка, о чём-то между собой разговаривают, и обе такие счастливые.

Прошло ещё с месяц. Всё хорошо, да только дочь работу по душе найти не может. Там она каким-то администратором работала, а здесь только должность продавца предлагают.

Вернулась Марина в очередной раз с поиска работы. Мать её с внучкой уже за ручку возле подъезда ходит.

— Ну, что дочка? – спросила баба Люба.

— Нет. Так и придётся в продавцы идти.

Сели на лавочку, разговаривают. И тут рядом машина останавливается, а из неё их Наташка выходит. И вся такая модная. Вышла, рот открыла:

— Это, что моя Олеся уже такая?

А та быстрее к бабушкам. Тётя-то совсем незнакомая.

— Наташка, доченька! – бросилась к ней мать. – Какая ты стала?!

Поплакали женщины, по обнимались. И в квартиру поднялись. На стол накрыли.

— Ну, Наташа, рассказывай! – потребовала мать.

— Всё, работаю, представителем большой фирмы в нашей область. Зарплата пока полторы тысячи, машина служебная.

— Марина, так полторы мало, — перебила бабушка.

— Баба, это в долларах. В рублях, где-то сто десять.

— О, Боже, за что тебе такие деньги платить собираются?

— Так я же всегда умная была! – рассмеялась внучка.

— Молодец!

— Мама, у тебя как дела? – поинтересовалась Наташа.

— Да работу так и не могу найти.

— А ты, кем работала?

— Администратором отдела в универмаге. А здесь только продавцом предлагают, — взглянула на дочь. – Ты что смеёшься?

— Найду я тебе, мама работу администратором в самом лучшем магазине.

— У тебя, что, дочка, знакомые там есть.

— Мама, эти вопросы я сама решаю.

Наладилась вроде жизнь у бабы Любы. Хотя, как сказать! Дочь Марина теперь администратором в большом универмаге работает. Целыми днями там пропадает.

Внучка Наташка начальницей большой стала. Там у неё в областном центре, какой-то муж с квартирой. Правда, и здесь часто на выходные остаётся. Выезжают куда-то всей семьёй. Раз даже на море съездили.

А Олеся опять целыми днями с прабабушкой. Правнучке скоро два года. Говорит хорошо, всё понимает. Правда, иногда всё ещё путает, кто из них мама, кто бабушка?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.04MB | MySQL:67 | 0,416sec