А ты меня любишь

Утро. Еду на прием к своему врачу в непривычно пустом для этого времени троллейбусе.

– А ты меня любишь? – спрашивает сидящая рядом девушка у своего собеседника, с которым говорит по телефону. И, счастливо улыбаясь, поворачивается ко мне.

– Он сказал да! – с восторгом говорит она, – впервые за два года, представляете! –

– Представляю. Будь счастлива. –

– Спасибо. Большое спасибо! –

И выпорхнула в открывшиеся двери, помахав на прощание рукой.

Провожаю её глазами и, улыбаясь, радуюсь чужому счастью, хотя в душе остался какой-то неприятный привкус. Разве таким должно быть признание в любви?! Словно выпросила.

Вот в наше время…забыв, что еду в общественном транспорте, начинаю так громко смеяться, что сидящая рядом бабулька, перекрестившись, пересела на другое место.

Стареешь, Верунчик. К чему это глупое «в наше время»? У каждого оно свое, а вот грабли, на которые мы все наступаем, пожалуй, одни и те же. И все дружеские советы и примеры, приводимые родными и близкими, бесполезны, пока сам на них не наступишь и не получишь ощутимый удар в лоб, причем не единожды, все равно не поверишь.

***

Грабли первые и самые болючие.

– Верунь, а пошли сегодня на танцы! Чего ты дома сидишь как привязанная.–

– Неа, не пойду! Я своего Серегу жду, а поход в клуб как предательство. –

– Ага, ты дома, а он, думаешь, там сидит и только о тебе и думает. Дура ты, Верка, ой, дура! –

Танька покрутила пальцем у виска, но от меня отстала. Знает подруга мой упертый характер, ведь мы с ней почти с пеленок дружим и понимаем друг друга с полуслова.

С Серегой у нас любовь со школы. Он сын потомственного военного, поэтому, как получил аттестат сразу документы в военное училище и подал. Поступил, уехав на другой конец страны, а я осталась учиться в нашем университете, дав слово, что буду его ждать.

Скучала. Жесть. Письма с признаниями в любви и верности писали друг другу почти каждый день, потому что мобилками тогда даже и не пахло. Год из четырех прошел тяжело, но постепенно привыкла. Потом долгожданные конверты стали приходить реже, но оправдывая, что нагрузки там о-го-го я старалась не обижаться.

А к концу третьего года письма от Сереги приходить перестали. Совсем. Решила пойти к его маме, тем более что и повод был. Через два дня у тети Любы день рождения. Купила цветы и коробку конфет, надела красивое платье и отправилась к ним домой.

– Верочка, как хорошо, что ты пришла! – обняла меня будущая свекровь, а сама глаза прячет.

– Теть Люб, я не только вас поздравить пришла. Хотела спросить. Вам Сережка пишет? –

– Я…извини, Верочка, врать не могу и не буду. Сергей написал, что решил жениться. Он с дочерью командира военного училища встречался, а теперь вот она беременная. –

– Что же, передавайте ему привет и мои самые лучшие пожелания счастья. Пойду я. Прощайте, Любовь Александровна. –

– Вера! Верочка, подожди! – кричала несостоявшаяся свекровь мне вслед, но я, рыдая, бежала по лестнице и ничего не хотела слушать.

Опомнилась в парке и поняла, что сижу на нашей с Серегой лавочке. Рука машинально нащупала вырезанные на задней части спинки наши с ним инициалы. Вспомнила, как мечтали пожениться и родить дочку, которую назовем Надей.

– А что, – говорил Сергей, – Любовь и Вера в нашей семье уже есть, должна быть и Надежда! – а я, глупая, счастливо улыбаясь, кивала ему в ответ.

Не срослось. Нет у меня надежды, пропала вера и предала любовь! Бац! И первые грабли больно прилетели прямо в наивный девичий лоб!

Танька поняла все сразу. Она не злорадствовала и не философствовала на тему: « яжеговорилачтотакбудет», а молча, обняла меня за плечи и прижала к себе. Я плакала, а она гладила меня по спине и укачивала, как маленькую.

Грабли вторые: по собственной дурости

Нет, я не пустилась во все тяжкие. Страдала и переживала. Мама, выслушав мой рассказ, почему-то обвинила себя и папу в том, что не разрешили нам с Серегой пожениться сразу после окончания школы. Я же наоборот, радовалась, потому что была уверена: все равно бы предал.

Боль сменилась разочарованием и безразличием. Танька наблюдала, молча, а потом-таки уговорила меня пойти на танцы.

Людей в клубе было много. Музыка и выпитый коктейль подняли настроение, и я танцевала, веселясь от души, забыв про все горечи.

– Потанцуем?! – услышала приятный голос и повернулась, чтобы посмотреть, кто же меня приглашает. Передо мной стоял высокий темноволосый парень спортивного телосложения с уверенным взглядом темно-серых глаз. Ммм…а он симпатяга, подумала я и согласилась.

Весь вечер Пашка не отходил от меня ни шаг, а проводив домой, пригласил на свидание. Через полгода Павел сделал мне предложение, и я согласилась.

– Ты уверена, что он тот, кто тебе нужен, – спросила меня мама, – ведь ты его не любишь. –

– Зато он любит меня, и этого вполне достаточно, – заявила я, даже не задумываясь, как ошибаюсь, и во что все это выльется.

– Ты всю ночь называла меня Сережей, – заявил мне муж, – если бы не был у тебя первым, задушил бы собственными руками! –

Я рассмеялась, забавляясь его ревностью, и отшутилась, ссылаясь на детскую любовь. Мы помирились, но отношения и доверие дали трещину. Муж постоянно меня контролировал, спрашивая, где я была и чем занималась, сам забирал почту и подходил к телефону. И даже известие о моей беременности ничего не изменило.

С Серегой мы случайно столкнулись на базаре. Я выбирала клубнику, а он подошел сзади и закрыл мне ладонями глаза. Повернувшись, встретилась с зеленым взглядом и обомлела, как, впрочем, и он, увидев мой большой живот.

– С приездом! – была моя единственная фраза, на которую хватило сил. Сколько раз в своих фантазиях я гордо проходила мимо него при встрече, не обронив ни слова. Или ехидно посмеивалась в ответ на все его извинения и оправдания, а вот встретила почти через пять лет и растерялась.

Мы сидели в кафе и молча, пили сок.

– Вера, ты счастлива? –

– А ты как думаешь? –

– Не знаю, потому что моя жизнь – сплошное разочарование. С женой разошелся почти сразу. Она меня обманула, сказав, что беременна, а на самом деле была бесплодна и не могла иметь детей. Бывший тесть в отместку устроил мне службу на Дальнем Востоке. Тебя я потерял. –

Мне было его искренне жаль, но ведь Сергей сам устроил свое «счастье», а значит все по заслугам. Правда, от всего этого не становилось легче и хотелось плакать над нашей разбитой первой любовью. Гормоны, подумала я и решила уйти домой.

– Вера, послушай, – лихорадочно схватив за руку, задержал меня Серега, – поехали со мной! Я приму этого ребенка, как своего, клянусь, ты не пожалеешь! Я тебя так люблю! –

– Во-первых, ты опоздал! А во-вторых, ты уже клялся в вечной любви, что из этого вышло, сам знаешь. Ну, а в-третьих, предавший раз предаст и дважды. Мой ответ: нет. Прощай. –

Всю дорогу домой я рыдала. Только сейчас, окончательно приняв потерю моей первой и такой чистой любви. А ночью у меня отошли воды и я, забыв обо всем, молила бога сохранить жизнь моей дочери, моей Надежды, которая давала силы идти дальше.

Отношения с мужем становились все хуже и хуже, но на предложение разойтись Павел ответил категоричным отказом.

– Ты. Моя. Жена. – Тыкал он указательным пальцем мне в грудь. – А свое я никому не отдаю, тем более у нас дочь. Я знаю, что ты меня не любишь, да и не любила никогда. Что ж, тебе же хуже, а о разводе забудь! –

И я смирилась. Все решил случай. Танька пригласила нас в недавно построенный дом на новоселье, и мы отправились к ним в гости. Я смотрела на счастливую подругу и радовалась за нее всем сердцем. Сразу было видно, что они с мужем любят друг друга, и души не чают в своем маленьком сынишке.

– Верунчик, как у тебя дела? Сто лет не виделись и не разговаривали. Как Павел? –

– Тань, ты же знаешь, что у нас с ним никак. Поэтому твой осторожный заход по подготовке меня к разговору я разгадала. Колись! Что знаешь? –

– Вер, он таскается с моей двоюродной сестрой. Я лично видела их вместе, а когда прижала Маринку к стенке, она призналась, что встречается с ним чуть ли не с вашей свадьбы. Прости, но я должна была тебе это сказать. –

Мы разговаривали, прогуливаясь по саду, когда Таня схватила меня за руку и, кивнув в строну беседки, приложила палец к губам, призывая к молчанию.

Павел и Марина целовались и, забыв об осторожности, он страстно тискал ее в своих объятиях. Это было бы смешно, если бы не было так грустно!

Только вчера он клялся мне в своей любви, а сегодня уже любил другую. Бац! И вторые грабли, хотя и не больно, но прилетели прямо в лоб молодой неискушенной женщины!

– Браво! – захлопала я в ладоши. – Это было неповторимо, особенно на фоне твоих вчерашних признаний. Паш, ты совершенно свободен. –

– Вера, это не то, что ты думаешь, – муж растеряно поправлял рубашку и брюки, приглаживая руками растрепанные волосы.

– А я вообще ничего не хочу думать по этому поводу! –

– Развод я тебе не дам, я уже об этом говорил. А Марина, это так, небольшое приключение, не обращай внимания. –

– Господи, ты бы хоть при ней этого не говорил, ведь вы уже не один год вместе! –

– А она знала, на что шла. Правда Марин? Я тебе говорил, что никогда не уйду из семьи. –

– Говорил, но как любая женщина, я надеялась, – начала лепетать, покрываясь красными пятнами Марина.

– Зря. Я люблю свою жену! –

Устав слушать весь этот бред, я повернулась к Татьяне и попросила, чтобы она вызвала мне такси, оставив мужа выяснять отношения со своей любовницей.

Приехав домой, быстро собрала необходимые вещи, и уехала к своим родителям, благо Надюшка была у них со вчерашнего вечера.

Маме с папой я рассказала все как есть и, поставив их в известность, что подаю на развод, получила полное одобрение родителей.

Заседание суда откладывалось несколько раз. Павел клялся в своей любви, в желании сохранить наш брак и постоянно ссылался на маленькую дочь.

Нас развели почти через год, а через два месяца мне предложили хорошую работу в другом городе. Посоветовавшись с родителями, я согласилась и, временно оставив Надю с ними, поехала обустраиваться.

Грабли третьи: счастливые!

Мне нравился этот город, моя новая работа и дружный молодежный коллектив. Снятая квартира находилась недалеко от фирмы, которая оплачивала мне половину аренды, а в квартале от нее был расположен замечательный детский сад. Так что вскоре я забрала к себе и дочь.

Я не хотела никаких отношений. Совсем. Пережив разочарование первой любви и неудачный брак с болезненным разводом, я окончательно разочаровалась в мужчинах.

Нет, умом я понимала, что они, как и мы, разные, но с моим «счастьем» рисковать больше не хотелось, и я наслаждалась спокойной жизнью, посвящая все свое свободное время дочери.

За две недели до новогодних праздников родители забрали к себе Надю, договорившись, что я приеду к ним тридцатого. Спешить было некуда, и после работы я решила прогуляться по магазинам, чтобы купить всем подарки.

Погода радовала пушистым снегом и небольшим морозцем, а празднично украшенные витрины и звучащая отовсюду новогодняя музыка поднимали настроение. Купив все, что задумала, я отправилась домой.

Снег приятно хрустел под ногами и, заразившись всеобщим весельем, я шла, тихонько напевая: джингл белс как ребенок, радуясь наступающим праздникам!

Я даже не услышала, как он подбежал сзади и сорвал с плеча мою сумочку. От сильного рывка упала, больно ударившись коленями, наблюдая за быстро убегающим грабителем, которого догонял высокий крепкий мужчина.

Денег в сумке – кот наплакал, но там были мои документы, банковские карты и ключи от квартиры. А главное – мой телефон! И я, разочарованно застонав, еле сдерживая набегающие слезы, так и продолжала сидеть на снегу.

– Вы, почему сидите на земле? Так и заболеть недолго, – услышала голос подошедшего мужчины, узнав в нем догонявшего. Он помог мне встать и собрать пакеты с покупками.

– Вот, держите. Воришку поймал, но он у меня из рук ужом вывернулся. Хорошо, что успел у него сумку вырвать. –

– Спасибо, – замерзшими губами прошептала я, и хромая пошла домой.

– Постойте, давайте сюда пакеты. Я вас провожу, мало ли чего, да и вы еле-еле идете. Держитесь. – подошел он ко мне, предлагая согнутую в локте руку.

Так я познакомилась с Димой.

Он был старше меня почти на пять лет, и как и я, был приезжим. Его жена умерла при родах. Ребенка тоже не спасли. Поэтому он и уехал из своего города, где все напоминало о несбывшемся счастье и давило горечью потерь.

Решив все начать фактически с нуля, и имея хорошую финансовую базу, организовал свой торговый бизнес, который через три года начал привносить приличные доходы.

Личная жизнь была задвинута в дальний угол, а сердце закрыто на большой амбарный замок. Ключ, к которому до сих пор не удалось подобрать никому.

– Я бесцельно бродил среди веселых и радующихся празднику людей, – признался он мне, – и вдруг увидел тебя. Ты была такая красивая, так улыбалась чему-то своему, и мне захотелось пойти за тобой, чтобы хоть немного подышать твоим счастьем.

И хорошо, что пошел. Когда увидел, как этот мерзавец сорвал твою сумку, захотел придушить его собственными руками. Ну, а дальше ты знаешь. –

С ним было интересно. Мы пришли к выводу, что нам нравятся одни и те же книги, музыка и многие фильмы. А еще нас объединяло личное одиночество, разочарование и приведшие к этому жизненные перипетии.

Так что до моего отъезда мы встречались почти каждый день. Когда я вернулась с Надей от родителей, Дима встретил нас на вокзале. Меня радовало, что он быстро подружился и нашел общий язык с моей дочерью, уделяя ей много своего внимания и заботы.

После Пасхи я переехала жить к нему, а в конце лета Дима сделал мне предложение. Я не отказала и лишь попросила не спешить и дать нам еще немного времени. Нет, я нисколько не сомневалась в своих и его чувствах, хотя мы никогда не говорили и не клялись друг другу в вечной любви.

Мне было достаточно того, как мой мужчина смотрел на меня своими темными глазами, а молчание между нами было громче всяких слов.

Через год мы поженились.

***

– Следующая остановка — Поликлиника, – услышала я, выплывая из своих воспоминаний, и поспешила к выходу.

Когда вернулась домой, застала Диму за объяснением Наде очередной задачи по арифметике. Они настолько увлеклись, что мой приход остался незамеченным, а я, присев, на пуфик, наблюдая за ними, думала: вот оно, мое настоящее счастье, которое я ни за что не спугну.

Тихо вышла на кухню и, достав из сумочки конверт, положила на стол. Кого-то сегодня ждет сюрприз. Врач подтвердил мою беременность и, просмотрев анализы, сказал, что ребенок развивается нормально, дав на память первые фотографии нашего малыша.

Эпилог

После этого сюрприза муж долго не мог прийти в себя. Он говорил, что нам достаточно Надюши, что он боится. Но я твердо стояла на своем, и Дима сдался, поставив условие — он присутствует на родах. А кто против?!

Совместные роды мой мужчина перенес не без помощи нашатыря. Зато сколько счастья было в его глазах, когда он взял на руки нашего сына.

– Я тебя очень люблю! – впервые сказал мне мой муж. И знаете, я ему поверила.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 7.15MB | MySQL:64 | 0,322sec